Информационная экономика, бизнес, общество
Коллективный блог о влиянии информационных технологий на экономику, бизнес, жизнь общества, а также об Интернет и "новой" экономике

           
Для зарегистрированных пользователей:

Главная Теория информационной экономики Экологическая модернизация в контексте теорий постиндустриального и информационного общества





Экологическая модернизация в контексте теорий постиндустриального и информационного общества
Теория информационной экономики
02.04.2010 10:10
Разместил(а): Administrator

«Я полагаю, что употребление термина «пост-» стало неким анахронизмом... Я не думаю, что мы действительно находимся в постиндустриальной эре. Причиной является то, что промышленное производство не только остается весьма значимым, но в определенной степени становится даже более важным, чем когда бы то ни было ранее, хотя технологические основы его и меняются. Не нужно забывать, что даже производство программного обеспечения, хотя оно и отличается весьма существенно от сборки оборудования или автомобилей, остаеaтся одной из отраслей промышленности».

М. Голдман

В данной работе представляется целесообразным соотнести теорию экологической модернизация с теориями постиндустриального и информационного общества. Теории постиндустриального и информационного общества претендуют на объяснение современных социальных реалий, что делает целесообразным постановку проблемы: возможно ли поместить теорию экологической модернизации в контекст обозначенных теоретических конструкций?

Теория постиндустриального общества формировалась как концепция, претендующая на «замену» социалистической идеологии СССР. Данная теория была призвана создать привлекательный образ будущего, альтернативный марксистскому, но разработанный на основе методологических позиций близких марксизму. Концепция постиндустриального общества была задумана как футурологическая теория, описывающая идеализированное будущее. С позиции данной теории, возникает принципиально новая стадия общественного прогресса – постиндустриальная. Данная стадия приходит на смену индустриальной (капиталистической) стадии развития общества. Фактически, место социалистической формации занимает постиндустриальная. Эра постиндустриализма связана с появлением принципиально нового типа общества. Речь идет о кардинальной трансформации социальной жизни. Новый общественный уклад характеризуется сокращением рабочих в промышленности(их заменяют «заводы-роботы»), ростом сектора услуг, увеличением роли теоретического знания, ограничением стихии рынка посредством возрастания роли планирования, гуманизацией отношений между людьми. Постиндустриальное общество основано на развитии сферы услуг. Для него характерна сервисная экономика. Структура управления производством в постиндустриальном обществе принципиально отлична от структуры управления производством в индустриальном. Вертикальные иерархии индустриальной эры сменяются горизонтальными сетевыми структурами, предоставляющими возможность для творческой реализации участников производства. Постиндустриальное общество является бесклассовым. Основополагающим принципом социального деления делается принадлежность к профессиональной группе. Управляющей обществом элитой становятся интеллектуалы. Для постиндустриального общества характерно развитие системы постматериалистических ценностей. Мотивация трудовой деятельности человека приобретает творческий характер. Постиндустриальное общество – общество коммунитарного типа. В нем люди перестают ориентироваться на удовлетворение своих эгоистических интересов, гармонизируют интересы общественные и личные (отход от экономизирующего образа жизни к социологизированному).

В контексте теории постиндустриального общества была сформулирована одна из версий концепции общества информационного. Речь идет о концепции информационного общества, опирающейся на принципы теории постиндустриального развития. Основы теории постиндустриального развития заложили Д.Белл и О.Тоффлер. Д.Белл и О.Тоффлер, а также их последователи(Т.Стоуньер, Дж.Лихтхайм, Р.Дарендорф, А.Этциони, К.Боулдинг, Г.Кан, С.Алстром, Р.Сейденберг, Р.Барнет и др.) разработали учение об информационном обществе (оно может быть определено и как «постбуржуазное», «посткапиталистическое», «пострыночное», «постсовременное», «постэкономическое», «постпротестантское», «постисторическое») как форме общества постиндустриального. С данной точки зрения, информационное общество является социальным укладом, появившимся в ходе телекоммуникационной революции, развернувшейся одновременно со становлением постиндустриального общества. В информационном обществе доминирует информационный сектор экономики, связанный с ведущей ролью информации и знания. Данное общество является бесклассовым. Большие корпорации сменяются в нем “малыми” экономическими формами, а безработица приобретает характер обеспеченного досуга. Важно также отметить, что философы постмодернистской ориентации(Лиотар, Бауман, Постер, Бодрийяр, Маффесоли и др.)внесли свой вклад в развитие теории информационного общества, основанной на принципах постиндустриализма. Постмодернистский подход отождествляет информационную эру с эпохой завершения модерна. Постмодернистская мысль связана с абсолютизацией ценностного релятивизма. Постмодернистские мыслители связали развитие медийной сферы информационного общества с освобождением человека от «тирании» истины.

Теория постиндустриального общества получила признание в Европе и США у интеллектуалов, которые пожелали остаться верными принципам экономического детерминизма, концепции идеального общества грядущего, но для которых марксизм был скомпрометирован практическим воплощением. Теория постиндустриального общества напоминает марксистский подход к анализу социальной реальности. Аграрная и индустриальные стадии выделяются на основании производственных отношений. Постиндустриальная формация приходит на смену капиталистической, фактически, заменяя эру социализма.

Безусловно, уязвимой позицией теории постиндустриального общества является технологический детерминизм. Конечно, технологические революции оказывают влияние на изменения в социальной жизни. Однако технологии не выступают в качестве базиса по отношению к миру ценностей как надстройке в марксистском смысле. Базис и надстройка интегрально входят в единую всеобъемлющую систему социокультурной жизни. Изолированных от ценностей технологий не существует. В технологическом процессе присутствуют ценностные формы. Так, огромное значение имеют христианские ценности для развития капитализма и модернизационных процессов. Ценностные ориентации включены в технологии. Применение технологий зависит от ценностно-социальных контекстов. Развитие технологий само по себе не гарантирует большей свободы и творческого самовыражения личности, поскольку возможно переориентировать технологии на негативные цели. Сами по себе технологические революции не способны определить развитие ценностей в сторону гуманизации отношений между людьми, формирования творческого характера мотивации трудовой деятельности, укрепления духовной солидарности, что утверждается теоретиками постиндустриального общества.

Важно также отметить, что в границах теории постиндустриального общества сложно говорить о новом технологическом укладе. Термин «постиндустриальный» не претендует на его определение, не дает сущностных характеристик, позволяющих говорить о новом типе общества. Преимущественное развитие сектора услуг в постиндустриальном обществе также не характеризует новый технологический уклад. Подразумевая серьезный модернизационный прорыв, теория постиндустриального общества не выявляет его сути. Теория постиндустриального развития выдвигает некую абстрактную норму постиндустриальной модернизации. С позиции данной нормы реальные модернизационные процессы всегда могут быть подвергнуты критике за гипертрофированную роль государства, экстенсивный характер ит.п.. Возможно использование теории постиндустриального развития в целях критики «невыгодных» модернизационных процессов, которые могут объявляться архаичными и несовременными, поскольку сдать экзамен на современность с позиции норм постиндустриальной модернизации весьма проблематично. Постиндустриальные параметры модернизации в силу их неопределенности не могут выступать критерием оценки реальных модернизационных процессов.

Теоретики постиндустриального общества необоснованно склонны рассматривать некоторые современные социальные изменения в качестве кардинальных трансформаций общественной жизни. Так, развитие гуманизации труда, призванное обеспечить повышение творческой активности участников производства, видится в ракурсе исчезновения вертикально-иерархической структуры управления производством. Развитие профессионализации в общественной жизни видится в ракурсе ликвидации классового деления с присущими ему конфликтами. Возрастающее значение роли ученых-экспертов рассматривается как экспертократия, превращение интеллектуалов в правящую элиту. Прогресс в развитии ресурсосберегающих технологий отождествляется с решением экологических проблем. Развитие сектора услуг связывается с появлением сервисного общества.

Серьезные вопросы вызывает и определение постиндустриального общества как сервисного. Тенденция развития сферы услуг при формировании малосерийного высокотехнологического производства не является основанием для метаморфозы экономики в сервисную. Автономизация сферы услуг от технологий остается необъясненной в теории постиндустриального общества. Сегодня технологии пронизывают сферу услуг, но никак не изолируются от сервисного сектора. Сама идея доминирования услугового сектора вызывает вопрос: не приведет ли практическое воплощение теории постиндустриального общества к снижению темпов экономического развития? Утрата четкой стратегии развития аграрно-индустриальной сферы экономики при повышенном интересе к потреблению товаров может обернуться превращением страны в рынок сбыта продукции других стран, бурно развивающих индустрию.

Теория постиндустриального общества была модифицирована в теорию информационного общества в целях преодоления ее недостатков. Новый технологический уклад был связан с микроэлектронной революцией. Компьютерная революция привела к появлению отличного от индустриального типа общественного развития. Информационное общество стало отождествляться с эрой постиндустриализма. Насколько правомерно говорить о том, что компьютерная революция породила принципиально новую форму общественного развития? Как известно, машинная техника существовала уже в средневековой Европе. Речь идет об эпохи позднего Средневековья. Именно в этот период на смену ремесленному производству приходит технизация производственных процессов. Так закладываются основы индустриализации – машинизации экономического производства в целях повышения его кпд. Процесс индустриализации – метод рационального целенаправленного повышения кпд экономического производства. Индустриальные революции были бы невозможны в Европе без распространения христианских ценностей, существенно изменивших картину мира. Благодаря христианским ценностям человек из частицы космоса стал воспринимать себя разумным владыкой природного мира, который может творчески вмешиваться в природные процессы. Христианские ценности продолжали присутствовать в эре модерна как в явных, так и в претворенных формах. Индустриальная рационализация привела к появлению информационного общества, которое является формой общества индустриального. Волна индустриальной рационализации, основанной на микроэлектронике, усилила процесс индустриализации, а не остановила его. Благодаря развитию информатики метод индустриальной рационализации стал эффективно применяться во всех секторах экономики. Человек в эру электронной техники остается незаменимым субъектом управления машиной, компьютер остается техническим инструментом. Более верно говорить не об информационном обществе, а об обществе гипериндустриальном. Важно также отметить, что само по себе развитие техники в эру электроники не имеет мессианско-освободительного значения. Машины в эру электроники способны как освобождать, так и порабощать человека. Гипериндустриальное общество – модернизированная и рационализированная форма индустриального общества, порожденная гиперразвитием индустрии. В гипериндустриальном обществе можно говорить о гипериндустриализации как развитии промышленности на основе информационных технологий.Данная форма общественного развития не является принципиально новой стадией общественного прогресса, ликвидирующей социальные и духовные противоречия. Социально-экономические структуры гипериндустриального типа во многом наследуют противоречия индустриального общества.

Противоречия индустриального общества остаются присущими и гипериндустриальному информационному обществу. Так, в индустриальном обществе организация производства, во многом, строилась на принципах тейлоризма. Данная форма организации производства антигуманна. Она сводит роль человека в рабочем процессе к второстепенным функциям, что понижает продуктивность труда. Тейлоризм подразумевает расщепление труда на фрагменты, разорванность трудового процесса, снижающую эффективность производства. Тейлористская идея фрагментации труда не гарантирует работнику статус личности в процессе производства, способствует деградации человека до уровня машины. К сожалению, тейлористская модель организации труда не исчезла в информационном обществе. В границах информационного общества тейлористский путь организации труда становится более жестким – компьютеры могут программировать человека. Бурное развитие микроэлектроники, способствующее автоматизации труда, при тейлористской схеме превращает человека в робота, подавляет творческое восприятие работы, разрушает творческое ядро личности. Преодоление расщепления трудового процесса на фрагменты путем гуманизации труда остается важнейшей задачей информационного общества. Труд в оснащенной компьютерами промышленности еще более нуждается в гуманизации, чем на классическом индустриальном предприятии.

Развитие промышленной рационализации в информационном обществе значительно усилило угрозу тоталитарной технократии. Тоталитарно-технократическая тенденция в гипериндустриальном обществе может быть менее явной, более незаметной, но не менее сильной. Гипериндустриальное общество открывает путь для более утонченного воздействия на человеческую психику. Новые технологии позволяют оказывать влияние на человеческую психику более сильное, но менее заметное, чем идеологическая пропаганда в тоталитарных режимах индустриальной эры.

Если индустриальное общество знало массовую культуру, то в гипериндустриальной фазе индустриального развития массовая культура стала настоящей «эпидемией», разрушающей духовную целостность личности. Широкое распространение псевдодуховных ценностей массовой культуры в информационном обществе привело теоретиков постмодернизма к необоснованному утверждению о том, что медийная сфера информационного общества сама по себе освобождает человека от «тирании» истины.

Итак, бурное развитие информационных технологий не превращает общество в постиндустриально-информационное. Информационные технологии пронизывают аграрно-индустриальные экономические процессы (при этом аграрные немыслимы вне индустриальных). Теория же постиндустриально-информационного общества необоснованно постулирует отрыв информационного сектора экономики от аграрно-индустриальных процессов экономического развития. В реальности изменение технологических оснований промышленного производства не означает автономизации информационного сектора, который органически включен в промышленные системы. Противоречия индустриального общества остаются присущими и гипериндустриальному информационному обществу. Важно отметить, что в европейской науке существует направление, трактующее информационное общество как фазу индустриального. Согласно таким ученым как Ю.Хабермас, Э.Гидденс, Ф.Ферраротти, А.Рих, Г.Шиллер, К.Кумар, Р. Хейлбронер информационное общество рассматривается как этап развития индустриального. В европейской науке можно выделить и "неомодернистскую" (Ю. Хабермас, Э. Гидденс др.) теорию информационного общества, которая определяет информационную эру как продолжение и радикализацию модерна, более интенсивную фазу реализации проекта модерна. Следуя данным интеллектуальным направлениям, информационное общество появилось в итоге рационализации западных индустриальных обществ и является стадией индустриального развития.

Стоит особо упомянуть о построениях Г.Шиллера, аргументировано указавшего на то, что в информационном обществе продолжают действовать принципы рынка. Действительно, информация в информационном обществе превращается в товар, функционирующий в соответствии с принципами рыночной экономики. Рыночные критерии в информационном обществе превращаются во всепроникающие. Конечно, телекоммуникационно-информационная революция привела к преобразованию инвестиционной и управленческой политики частного бизнеса, но не отменила механизмов рыночной экономики. Г.Шиллер верно отметил, что классовое неравенство в информационном обществе не только сохраняется, но и углубляется. Цифровое (информационное) неравенство углубляет имущественное. Г.Шиллер справедливо связал информационное общество с развитием корпоративного капитализма – капитализма корпораций с огромной концентрацией капитала, диктующих свои интересы государствам и международному сообществу.

Экологическая модернизация - трансформация индустриального общества на основании принципов экологической этики и посредством развития высоких технологий. Имеющая своим ценностным стержнем принципы экологической этики, экологическая модернизация может быть определена как супериндустриализация, сопровождающаяся качественным и избирательным экономическим ростом (ростом, учитывающим дефицит ресурсов), переориентацией технологий на восстановление экологического равновесия, технологическим преодолением негативных последствий технологий (создание промышленных экосистем), формированием устойчиво развивающегося технологического общества.

На наш взгляд целесообразно рассматривать теорию экологической модернизации в контексте теории информационного общества как формы индустриального, неомодернистского похода к анализу информационного общества, а также теории гипериндустриального общества. При этом данные теории должны быть глубоко связаны с принципами социокультурного подхода, указывающего на связь мира ценностей и технологий. Гипериндустриальное общество наследует экологические проблемы индустриального. Микроэлектронная революция сама по себе не гарантирует решение экологических проблем. Безусловно, развитие инновационных технологий делает возможным восстановление экологического равновесия посредством экологизации технологических процессов. Однако само желание использовать технологии в экологических целях определяется ценностным фактором, принципами экологической этики, уровнем духовного развития общества. Постиндустриальные стандарты развития представляют собой достаточно противоречивые идеологически постулаты. Подобные теоретические ориентиры социального развития вред ли целесообразно делать контекстом экологической модернизации. В целях осуществления проекта экологической модернизации России нет необходимости стремиться в клуб постиндустриальных стран. Необходимо занять прочное место среди гипериндустриальных держав и затем трансформироваться в гипериндустриальную сверхдержаву.

Посадский Александр
www.soctheol.ru

 



Видеокамеры, видеодомофоны, турникеты, пожарная сигнализация и пр
guardmaster.com.ua
deferred tax accounting
ey.com




Здесь вы найдете статьи о таких понятиях как: информационный рынок, сетевое предприятие, сетевая экономика, асимметрия информации, постиндустриальная экономика и общество, электронная коммерция и интернет торговля. Кроме того, рассматриваются проблемы развития интернет и информационной экономики в России, инновационнное развитие России и вопросы внедрения новых технологий.
E-mail администратора: batot@rambler.ru При использовании материалов сайта активная гиперссылка на источник обязательна