Информационная экономика, бизнес, общество
Коллективный блог о влиянии информационных технологий на экономику, бизнес, жизнь общества, а также об Интернет и "новой" экономике

           
Для зарегистрированных пользователей:

Главная Теория информационной экономики Новая информационно-поведенческая парадигма: конец равновесной теории или ее второе дыхание





Новая информационно-поведенческая парадигма: конец равновесной теории или ее второе дыхание
Теория информационной экономики
01.05.2012 07:16
Разместил(а): Administrator

Ю. ЯСИНСКИЙ,

доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой экономической теории Академии управления при Президенте Республики Беларусь,

А. ТИХОНОВ,

доктор экономических наук, профессор кафедры экономической теории Академии управления при Президенте Республики Беларусь

Значение теории общего равновесия (ТОР) для экономической науки XX в. трудно переоценить. В теоретическом плане она безупречна по своей внутренней логике и уникальна по широте охвата явлений. И хотя эта концепция часто подвергалась критике с разных сторон, иногда оправданно, а иногда нет (1), она фактически утвердилась как своего рода "эталон экономической теории", благодаря которому экономисты "могли опереться на общую и цельную систему представлений об экономике, функционирование которой объяснялось на основе лишь ее собственных внутренних закономерностей" (2). Причем не только теоретики, но и многие практики, включая авторов экономических реформ 1990-х годов, в явной или неявной форме опирались именно на эту теорию (3). И несмотря на то что политика в духе "Вашингтонского консенсуса" (фактически основанная на ТОР), мягко говоря, не у всех вызывала одобрение, трудно было противопоставить ей некую концепцию, которая в теоретическом плане могла бы конкурировать с ТОР по своей простоте и концептуальной стройности.


Однако в XXI в. опровержение равновесной парадигмы для многих экономистов стало свершившимся фактом. Действительно, Дж. Стиглиц и Дж, Акерлоф показали, что экономическая информация эндогенна, то есть формируется в процессе общения субъектов. Следовательно, она по определению не может быть совершенной, так как зависит от сознательных действий экономических агентов, их интересов и когнитивных качеств (4). В свою очередь, исследования поведения экономических субъектов (Д. Канеман, А. Тверски, В. Смит и др.) дополнили этот вывод. Человеческий выбор является "квазирациональным", а не рациональным, как это принимается в традиционных равновесных теоретических моделях (5).


Тем не менее эффекты асимметрии информации (ЭАИ) не "устраняют" рыночное равновесие, а существенно меняют трактовку этого понятия. Во-первых, под влиянием ЭАИ происходит смещение равновесия. Причем в зависимости от институциональной организации рынка можно выделить два альтернативных типа этих смещений: благоприятные и неблагоприятные. Во-вторых, само по себе "равновесие" - не просто некая геометрическая точка (совпадающая с пересечением линий спроса и предложения), а сбалансированное состояние рынка. Если реальное состояние от него значительно отклоняется, нарастают противоречия. Но до известной границы эти отклонения имеют место всегда, причем не как "флуктуации", а как закономерные смещения, направления которых зависят от институциональной структуры рынка.


Кроме того, при описании макроэкономической системы следует помнить, что закономерности, определяющие динамику макросистемы, связаны с микроэкономическими процессами, но несводимы к ним и не выводимы из них. Более того, макродинамические силы сами влияют на поведение отдельных экономических субъектов и деятельность микроэкономических структур. Поэтому в действительности микро-и макроуровни взаимодействуют, являясь качественно различными.


На этой основе мы постараемся показать, что в рамках информационно-поведенческой парадигмы равновесный подход не отвергается, а скорее получает дальнейшее развитие, что открывает новые перспективы как для развития теоретического аппарата экономической науки (в том числе и в плане появления более содержательной теоретической системы по сравнению с классической ТОР), так и для ее прикладных аспектов.


Основания для пересмотра равновесной парадигмы: неопределенность и асимметрия информации


Главным основанием для пересмотра равновесной парадигмы является вывод об эндогенности экономической информации и, следовательно, о ее "естественном несовершенстве", которое несводимо к традиционному несовершенству (понимаемому как отсутствие определенных данных, их дефицит или искажение по сравнению с эталоном). Последнее не угрожает фундаментальным положениям концепции Вальраса. Дж. Стиглер и Р. Коуз показали, что несовершенства информации, интерпретируемые таким образом, могут быть очень просто включены в модель рыночного равновесия. Они приведут к дополнительным издержкам, которые в связи с поиском и уточнением информации будут вынуждены нести экономические субъекты, к некоторому росту цен, снижению эффективности экономической системы (по сравнению с ее "эталонным", информационно нейтральным состоянием) - только и всего. Данная точка зрения исходит из экзогенности информации, которая в принципе существует в совершенном виде и не зависит от действий экономических субъектов.


Однако Дж. Стиглиц и Дж. Акерлоф доказали, что информация - не обыкновенное благо. Во-первых, функция полезности от информации отличается от аналогичной функции для традиционных благ. Она не обязательно выпукла, ее производная может быть отрицательной. Иными словами, приращение определенного количества информации может не иметь смысла или характеризоваться как возрастающей, так и снижающейся полезностью (может наступить такой момент, когда дополнительная информация только сбивает с толку). В современной науке нет единого взгляда на функцию полезности от информации. Причем из всех существующих точек зрения на вид этой функции, пожалуй, нет такой, которая была бы безусловно предпочтительнее всех остальных (6). Это означает, что закон снижающейся предельной полезности, свойственный для экономических благ и принимаемый в концепции общего и частного равновесия, в отношении информации по крайней мере, не всегда справедлив. Во-вторых, информация изначально не может быть нормальным товаром, так как ее ценность заранее (до того, как она раскрыта) неизвестна, а следовательно, и цену установить нельзя. С другой стороны, когда информация раскрыта, то и платить за нее нет смысла. Кроме того, информация обладает многими качествами общественного блага. Поэтому каждый субъект, поступая рационально, будет стремиться переложить издержки приобретения информации на другого (7). Но, пожалуй, наиболее значимым положением новой парадигмы является вывод о том, что информация генерируется только в процессе общения и взаимодействия экономических субъектов (8). Следовательно, распространение достоверной информации не происходит "автоматически", и это связано не только с недостатками в организации инфраструктуры рыночных отношений, но и с тем, что субъекты могут неправильно воспринимать сигналы и (или) неадекватно (сознательно или неосознанно) передавать сигналы вовне. Причем одни индивиды действуют так, чтобы передать определенную информацию (если это соответствует их интересам), другие стремятся ее скрыть, раскрыть частично или преподнести так, чтобы улучшить или по крайней мере не ухудшить свое положение (9). Это ведет к изменению характера функционирования рынков. Как подчеркивал Стиглиц, "действия (включая выбор) передают информацию, участники рынка знают об этом, и это оказывает влияние на их поведение" (10). Поэтому асимметрия информации порождается самими действиями участников рыночного обмена.


Эффекты асимметрии информации (ЭАИ) делятся на два класса": эффекты, имеющие место ex ante (12) (их принято называть риском "неблагоприятного отбора"), связаны с ошибками в определении качества товара или услуги; эффекты, имеющие место ex post (их принято называть "моральным риском", moral hazard), связаны с тем, что сам факт заключения сделки может привести к изменению поведения одной из сторон (например, страховые организации давно заметили, что, застраховав автомобиль, его владелец часто меньше заботится о том, чтобы не допустить угона). Наиболее известная работа, в которой описаны ЭАИ, принадлежит Акерлофу (13). Рынки, похожие на тот, что был им описан, весьма распространены в жизни, особенно в развивающихся странах. Они характеризуются вялой конъюнктурой, относительно низким качеством торгуемых благ. Причем известны случаи, когда "разгулявшиеся" эффекты асимметрии информации приводили к почти полному разрушению рынка. Следует подчеркнуть, что ЭАИ действуют не только на товарных, но и на других рынках: на рынке труда они проявляются в том, что, поскольку каждая фирма стремится иметь наиболее умелых и добросовестных работников, эффективная зарплата, назначаемая работодателями, выше рыночной (оборотной стороной такого завышения является наличие определенного уровня безработицы); на кредитном рынке кредиторы понимают, что высокие ставки могут отпугнуть в первую очередь осторожных, добросовестных заемщиков, а не аферистов, поэтому процентные ставки, назначаемые банкирами, ниже равновесных (отсюда некоторый дефицит заемных фондов) (14).


Поскольку любая рыночная сделка предполагает обмен информацией, осуществляемый ex ante, положение о ее атрибутивном несовершенстве вроде бы подрывает основу равновесной парадигмы. Мы же считаем, что информация, должна быть включена в модель рыночного равновесия как эндогенный фактор. Причем это можно сделать на основе понятия информационной состоятельности рынка, отражающего его институциональную структуру, определяющую направление смещения рыночного равновесия вследствие естественной асимметричности экономической информации.


Информационная состоятельность рынков


Поясним эту мысль подробнее. Экономическая информация зависит от действий (которые часто одновременно являются и сигналами) и установок экономических агентов. Это поведение и установки во многом определяются институтами, задающими возможные схемы и стереотипы реализации интересов субъектов. Следовательно, состояние рынка зависит не только от издержек, полезности благ и других экономических факторов, лежащих в основе всех равновесных (да и неравновесных) моделей, но и от институциональной структуры экономики, определяющей поведенческие стереотипы субъектов и характер их информационно-коммуникативного взаимодействия.


К "институтам" относятся все нормы макроуровня, как формальные (например, законодательство), так и неформальные (обычаи, этика и т. д.). Первые, как правило, в гораздо большей степени поддаются целенаправленному влиянию государства. Что касается неформальных, официально не декларируемых институтов, то они гораздо более инертны и устойчивы по отношению к внешним воздействиям. Более того, они могут даже "подчинять" официально декларируемые правила, превращаясь в своего рода "теневую институциональную структуру", поглощающую первую (15). Это тема для отдельного исследования. Здесь же мы остановимся на анализе влияния институтов на характер процессов, связанных с эффектами асимметрии информации. Сами по себе эти эффекты достаточно полно описаны в трудах Акерлофа, Стиглица и других экономистов. Мы же подчеркнем один аспект, который не получил должного развития в трудах классиков информационно-поведенческой парадигмы и который заключается в том, что эффекты асимметрии информации могут приводить как к неэффективности рынка, так и к тому, что рыночная ситуация будет более благоприятной по сравнению с типичной для традиционной равновесной парадигмы. Для теоретического описания этих феноменов мы вводим понятие информационной состоятельности рынка. Но прежде чем перейти непосредственно к нему, сделаем несколько замечаний.


В уже упоминавшейся классической работе Акерлофа о "рынке лимонов" исследована динамика товарного рынка в условиях его ин-формационной несостоятельности (16).В других работах представителей экономики информации рынки труда и кредитных ресурсов описаны безотносительно к степени их информационной состоятельности. Альтернативные варианты, по крайней мере в систематизированном виде, в современной экономической теории не рассматривались (17). Поэтому считается, что на товарном рынке эффекты асимметрии информации ведут к негативным тенденциям. Продавцы качественных товаров либо несут убытки, либо уходят с рынка. Действие данных эффектов на рынке труда и кредитных ресурсов, в соответствии с общепринятой точкой зрения, проявляется в том, что эффективный уровень заработной платы и процентных ставок соответственно выше и ниже равновесных. Данные выводы нельзя считать логически неверными, но тем не менее они неполно описывают результаты действия ЭАИ на различных рынках.


Дело в том, что асимметрия информации двояким образом проявляется в действиях участников рынка. Во-первых, это сознательное отклонение цен (процентных ставок или зарплаты) от равновесного уровня. Во-вторых, это занижение (или рационирование) предложения (качественных автомобилей на товарном рынке, заемных фондов или рабочих мест соответственно на кредитном рынке и рынке труда). Данные явления достаточно полно описаны в рамках экономики информации. Но неисследованным остается вопрос о том, какие из этих эффектов сильнее - сознательное отклонение цен от их равновесных уровней или рационирование предложения. Мы намерены показать, что в зависимости от степени информационной состоятельности рынка могут быть относительно весомее либо тенденции, связанные с рационированием (кредита, рабочих мест и т. д.), либо факторы, обусловленные отклонением эффективных цен (процентных ставок, уровня зарплаты) от равновесных.


Само же понятие информационной состоятельности (ИС) рынка мы определяем как такое его состояние, при котором институциональная организация затрудняет получение ренты от асимметричности информации, так как потери от действий, направленных на извлечение этой ренты, значительно превышают размер последней. Это достигается как за счет прямых действий контрагента (применения штрафных санкций, отчуждения залога и т. д.), так и без таковых, когда агент приобретает отрицательную репутацию, лишается клиентуры или источника дохода. Обязательным условием информационной состоятельности рынка является не только сопоставимость последствий ответных действий с возможными выгодами для контрагента, полученными за счет целенаправленного создания и (или) использования асимметричности информации, но и его осведомленность о возможности и реальности таких действий. В сущности, это самое главное условие. Даже если в действительности механизмы ответных действий не работают, но агенты верят в обратное, этого достаточно для того, чтобы они действовали соответствующим образом. Правда, такая ситуация весьма опасна. "Вера" должна время от времени подтверждаться, иначе она может исчезнуть, причем если это произойдет достаточно резко, может произойти кризис.


Многие финансовые кризисы как раз и означают внезапное резкое снижение информационной состоятельности. Например, так было в Японии, в странах Юго-Восточной Азии в 1990-х годах. В первом случае кризис был спровоцирован падением стоимости недвижимости. Как известно, в Японии цены на нее были одними из самых высоких в мире. В определенный момент выяснилось, что объекты недвижимости, принятые в качестве залога, нереализуемы по их учтенной кредиторами стоимости. В Юго-Восточной Азии кризис возник из-за бегства спекулятивного капитала за границу, что спровоцировало валютные атаки, снижение резервов, падение курсов ценных бумаг. В обоих случаях банки не могли получить достоверную информацию о состоянии должников, инвесторы - о финансовом положении корпораций, последние - о надежности банков, а все они - о состоянии государственных финансов. В данном случае не сработала институциональная подсистема объективизации информации (речь о ней пойдет чуть ниже). В этих условиях труднее всего было решить информационные проблемы. В целом финансовые рынки в наибольшей степени подвержены обострению информационных проблем. Во многом это связано с природой "продуктов", обращающихся на них.


Высокая информационная состоятельность рынка проявляется также в том, что агенты хорошо информированы о реальной стоимости всех альтернативных возможностей, поведение продавцов товаров, рабочей силы или финансовых обязательств направлено на раскрытие информации, а на рынке имеется институционально защищенная система достоверных сигналов. Это приводит к увеличению количества сделок, совпадению максимумов частного и общественного благосостояния. При информационной несостоятельности рынка, наоборот, сделок мало, функции частной и общественной выгоды не совпадают. В условиях высокой информационной состоятельности рынка преимущества получают наиболее умелые и добросовестные агенты рыночных отношений. Поэтому общественные выгоды от эффектов асимметрии информации превышают издержки от них. В обратном случае издержки от ЭАИ очень значительны для общества.


Институциональная структура, обеспечивающая информационную состоятельность, включает: систему объективизации и верификации информации о качестве продукции и репутации производителей (18); защиту и четкую персонификацию правомочий собственности (включая промышленную и интеллектуальную), а также систему обеспечения исполнения контрактных обязательств; правила составления финансовой отчетности и раскрытия информации; государственные и негосударственные банки и базы данных (включая, например, национальные бюро кредитных историй). Если какая-то из этих подсистем отсутствует или действует плохо, рынок является информационно несостоятельным, на нем складываются благоприятные условия для получения ренты от асимметрии информации.


На организованном финансовом рынке в случае его информационной несостоятельности масштабы "рационирования кредита" очень существенны (19). Заемщикам трудно определить реальную платежеспособность клиентов, оценить надежность и эффективность проектов, предъявляемых к финансированию. Поэтому линия предложения заемных фондов сдвигается влево (рис. 16).


Большая доля банковских активов направляется в краткосрочные спекулятивные операции. Причем если в качестве кредиторов доминируют частные коммерческие банки, для которых различие между прибылью и убытком имеет не только бухгалтерское значение, разрыв между потенциальным и фактическим объемом кредитов тем больше, чем ниже степень информационной прозрачности рынка. Этот разрыв способствует повышению рыночных процентных ставок. Поэтому, несмотря на то что эффективная ставка i* ниже рыночной, она все же выше по сравнению с уровнем первичного равновесия (i(e)), которое совпадает с точкой а на рисунке 1б. Имеют место две тенденции: кредитный фонд сужается в связи с тем, что банки стремятся снизить средний риск по кредитам, но поскольку кредит в дефиците, ставки завышаются, выше и риск по проектам, предъявляемым к финансированию. Таким образом, стремление каждого отдельного банка снизить риски по проектам, принимаемым к финансированию, имеет обратный эффект для экономики и банковской системы в целом.


На неорганизованных, теневых и полулегальных рынках эффективные ставки значительно выше равновесных, поскольку такие рынки заведомо характеризуются высоким риском, необходимостью оплаты специфических услуг. Не исключено, что в этом случае "неформальная" система гарантирования займов является достаточно жесткой и по-своему "эффективной". Но она делает непрозрачными реальные экономические отношения. Механизмы решения информационных проблем, каналы и инструменты контроля являются теневыми, а оплата "услуг", связанных с обеспечением исполнения контрактных обязательств, перекладывается, в конечном счете, на заемщиков и все общество. То есть информационные проблемы не устраняются, а загоняются вглубь, и в связи с повышенным риском операций в теневой сфере цена кредитных ресурсов может возрасти не на несколько процентных пунктов, а многократно (20).


В условиях информационной несостоятельности на рынке труда работодателям трудно определить истинные качества работников. Они очень осторожны и неохотно нанимают новых работников. Линия спроса на труд сдвигается влево (рис. 2б). Поэтому эффективная зарплата (w*) меньше равновесной (w(e)), а труд может оплачиваться ниже его предельной доходности. Естественный уровень безработицы в таких условиях весьма значителен и может составлять более 10 -15% (21). В данной ситуации государство скорее всего будет стремиться снизить уровень безработицы традиционными методами, загоняя экономику в состояние инфляции или стагфляции. Увеличение конечного спроса, достигнутое за счет мягкой бюджетно-налоговой и (или) денежно-кредитной политики, само по себе не повлияет на степень информационной состоятельности рынка и может привести, в лучшем случае, к краткосрочному росту занятости при обострении информационных проблем. Последнее рано или поздно приведет к спаду производства вследствие его неэффективности (22).


Кроме того, весьма вероятно, что уровень w* в условиях низкой информационной прозрачности рынка труда будет завышаться благодаря "корпоративному поведению" инсайдеров, препятствующих найму новых работников с той же (или более низкой) зарплатой при такой же (или более высокой) производительности. В результате, несмотря на то что эффективная зарплата выше рыночной, высокая безработица постоянно занижает ее равновесный уровень. Здесь так же, как и на кредитном рынке, низкой зарплате сопутствует высокая безработица. В результате отдача труда относительно низка, а рыночная ситуация противоречива и взрывоопасна (23).


Если товарный рынок характеризуется информационной несостоятельностью, то он будет вероятнее всего сильно сегментирован и монополизирован, так как потребители предпочтут пользоваться услугами "привычных" продавцов. На таком рынке складывается благоприятная почва для отраслевой и региональной монополии, преобладают товары и услуги невысокого качества. Вход на такой рынок для новых производителей и предпринимателей затруднен. Возможности расширения рынка сдерживаются барьерами, воздвигаемыми локальными монополистами. Реальная эластичность спроса по этой причине гораздо ниже, чем в условиях информационно состоятельного рынка (24).


В условиях информационной состоятельности действие эффектов асимметрии информации приводит к совершенно иным результатам.


На кредитном рынке банки устанавливают процентные ставки на уровне ниже равновесного, понимая, что высокие процентные ставки в наибольшей степени отпугивают самых надежных заемщиков. В результате эффективные ставки ниже равновесных, надежные заемщики получают ресурсы по умеренной цене, качество кредитных проектов высокое. Несмотря на то что оборотной стороной относительно низких ставок является некоторый дефицит кредитных ресурсов, рационирование в данном случае как бы вторично по отношению к занижению ставок. Поэтому рынок работает на экономику и инновации. Спекулятивные операции носят подчиненный характер и способствуют стабильности рынка за счет арбитража, широких возможностей хеджирования риска. Существующий же умеренный дефицит кредитных ресурсов является фактором, позволяющим кредиторам осуществлять более тщательный анализ проектов и, по существу, играет конструктивную роль. В результате добросовестные заемщики получают кредиты в среднем по ставкам ниже равновесных.


На рынке труда эффективный уровень заработной платы выше равновесного, а наличие определенной безработицы способствует тому, что угроза потери работы становится вполне реальной. В результате добросовестный работник получает высокую зарплату, которая, возможно, даже превышает его предельную производительность. Это отрицательно влияет на норму прибыли, но компенсируется наличием относительно дешевых ресурсов на кредитном рынке. Кроме того, высокая зарплата обеспечивает спрос на высококачественную продукцию и услуги, которые, в свою очередь, могут продаваться на товарном рынке по ценам, превышающим предельные издержки их производства.


На товарном рынке продукция сильно дифференцирована по качеству и ценам. Причем продавцы, обладающие наилучшей репутацией, посылающие наиболее достоверные сигналы (например, предоставляющие длительные и надежные гарантии), могут продавать свои товары по ценам, превышающим их предельные издержки, что является своеобразной платой за надежность. Они же, как правило, наиболее восприимчивы к нововведениям. С этой точки зрения получение подобной прибыли оправдано, соответствует интересам общества и приводит к тому, что эффект рационирования работает в обратном направлении: ограничивается предложение "немаркированных" товаров и услуг, качество которых установить трудно. Кроме того, рынок разнообразен, возможности для новаторства и роста широки, а стимулы производить качественную продукцию действительно сильны.


Таким образом, в условиях информационной несостоятельности рынка продавец товара вольно или невольно стремится использовать асимметричность информации таким образом, чтобы получить ренту. Покупатель (работодатель или кредитор), естественно, должен обороняться, занижая спрос (проявляя излишнюю осторожность при найме или рационируя кредит). В любом случае в условиях информационной несостоятельности бремя от эффектов асимметрии несут непосредственно покупатель и все общество, так как кроме ренты, которую получает продавец, сокращаются объемы потребления, кредитования и занятости. В условиях информационно состоятельного рынка продавец вынужден преодолевать информационную неопределенность, посылая сигналы. Причем, как показал М. Спенс (25), важнейшим условием того, чтобы сигнал был достоверным, является трудоемкость (дороговизна) его подделки. Добиться, чтобы сигнал был достоверным и трудным для подделки (26), может не каждый, и покупатель товара (работодатель, кредитор) платит своеобразную премию тому продавцу, которому это удается.


Важно подчеркнуть, что ситуация информационной состоятельности рынков гораздо предпочтительней не только по сравнению с характерной для несостоятельных рынков, но и по отношению к той ситуации, которая принимается традиционной равновесной теорией рынка в качестве эталонной при явном или неявном допущении о его информационной нейтральности. В кратком виде данное положение можно проиллюстрировать для некоторых рынков так, как это показано в таблице 1.


Следует подчеркнуть, что информационная неопределенность имеет место на любом рынке и носит фундаментальный характер. Даже если мы рассматриваем максимально стандартизированный товар, потребительские свойства которого точно заданы в данный момент, все равно существует вероятность того, что его полезность будет иной по сравнению с той, какой она представляется в момент предполагаемой сделки. Но представьте себе рынок, на котором нет ни одной пары одинаковых товаров, а качество каждого из них очень непросто заранее определить, так как оно проявляется в течение длительного срока и (или) может меняться и (или) может быть выявлено только после совершения сделки. На первый взгляд такой рынок может показаться искусственной конструкцией. Но это не так. Во-первых, рынки такого типа становятся все более типичными для современной экономики (27). Во-вторых, по мере усложнения производственных процессов и потребительских вкусов многие рынки все более усложняются и индивидуализируются (это относится не только к товарам и услугам, но и к рынку труда, финансов). Поэтому традиционная модель рыночного равновесия, не учитывающая информационно-институциональные характеристики экономики, становится все менее адекватной современным условиям. В экономике, основанной на массовом производстве стандартных товаров и услуг, эффектами асимметрии информации можно было пренебречь. В современных условиях такая роскошь непозволительна.


Если экономика характеризуется низкой степенью информационной состоятельности, это означает не только то, что рынки функцио - уируют неэффективно, но и то, что возникает неблагоприятный тип макроэкономической динамики, который так же, как и альтернативный, усиливает последствия (соответственно негативные или позитивные) от эффектов асимметрии информации.


Типы макроэкономической динамики


По нашему мнению, адекватное описание макроэкономической системы, по крайней мере довольно высокого уровня развития, должно основываться на принципе интеракционизма, а не редукционизма (28). Это означает, что закономерности, определяющие функционирование и развитие системы макроуровня, несводимы к свойствам ее элементов и составляющих ее частей, хотя и связаны с ними.


В этом заключается одно из коренных отличий индустриальной экономики от традиционной хозяйственной системы, к которой можно отнести, например, экономику Древней Греции или раннего капитализма. Но индустриализация хозяйства сопровождается не только его технологической модернизацией, но и формированием механизмов, обеспечивающих постоянное перераспределение факторов производства, координацию деятельности отдельных субъектов, целых отраслей и секторов экономики. Причем постепенно, на определенной, довольно высокой стадии развития это приводит к становлению системы качественно нового типа - макроэкономической (29). Последняя отличается от патриархальной тем, что ее состояние как целого не является простой суммарной функцией от поведения всех отдельных экономических субъектов экономической жизни, но само активно на него влияет (30).


Макроэкономические рынки (или просто макрорынки) существуют не сами по себе, а во взаимодействии друг с другом. На них действуют конкретные фирмы и субъекты. Но мы не сможем ни описать, ни просто понять взаимодействие макрорынков, если будем анализировать только действия конкретных рыночных субъектов. Каждый из макрорынков имеет свое макроравновесие. Они описываются многочисленными моделями, как общими, охватывающими всю экономику (самой известной из них является модель IS-LM), так и более частными (например, модель спроса на деньги). Равновесие макросистемы в целом (или отдельного макрорынка) существует потому и постольку, поскольку она активно воздействует на экономических субъектов через ставку процента, инфляционную ситуацию, динамику уровня безработицы и т. д. То есть макросистема воздействует на поведение единичных агентов через внешние условия, в которых действуют последние.


Конечно, в действительности достижение полного равновесия является не правилом, а скорее исключением (особенно в современном мире (31)). Тем не менее макроэкономические модели ценны тем, что они позволяют осуществлять диагностику реальной экономики, определять те факторы и противоречия, которые в ней действуют (разумеется, если сами эти модели не вводят в заблуждение). Важно то, что равновесие (как классическое, так и введенное нами "смещенное") отражает устремления субъектов экономики и, по существу, имеет психологическую природу. В этом сама суть равновесного метода и его существенное отличие от механистического балансового мышления (32).


Однако мы считаем, что само понятие "равновесие" следует интерпретировать как направление тенденции в развитии экономических процессов, которая может реализоваться, а может существовать в латентной форме. Причем это относится как к микро-, так и к макроуровню. В первом случае речь идет об уже описанном нами "смещенном равновесии", направление которого зависит от степени информационной состоятельности рынка. Информационные характеристики рынков, конечно же, влияют и на особенности макродинамики. Однако на этом уровне в игру вступают и другие факторы.


Если в той или иной экономике макрорынки (труда, товаров, финансов) информационно состоятельны, каждый из них характеризуется определенным равновесием (смещенным относительно простого, "информационно нейтрального"). Они взаимодействуют в процессе осуществления макроэкономического кругооборота. И формирующийся в результате комплекс прямых и обратных связей формируется таким образом, что он обладает способностью к самовоспроизводству и определяет высокий потенциал макродинамической системы к сбалансированному развитию. Данный тип макродинамики (МД) мы называем благоприятным. В обратном случае (когда рынки информационно несостоятельны) экономика относится к альтернативному (неблагоприятному) типу МД.

Благоприятный тип макродинамики

Если рынки информационно состоятельны, то на рынке капитала масштабы рационирования кредита невелики, естественный уровень безработицы является умеренным и не оказывает существенного давления на общий уровень зарплаты, рынки конечных продуктов достаточно разнообразны и "эластичны". В этих условиях необходимая для нормального функционирования и развития индустриальной структуры норма накопления обеспечивается за счет высокой склонности населения к сбережению (которая, при прочих равных условиях, пропорциональна уровню зарплаты), а развитый и информационно прозрачный финансовый рынок обеспечивает трансформацию сбережений в инвестиции. Технический прогресс в этом случае, как правило, приводит к увеличению, а не к снижению спроса на труд, так как прирост объема реализации продукции имеет тенденцию к опережению роста производительности труда в связи с тем, что критическая масса производителей работает на конечные рынки с высокоэластичным спросом. Уровень безработицы относительно невысок, и она не носит "застойного характера". Совокупное денежное предложение масштабно за счет высокой склонности населения к сбережению и значительной доли безналичной составляющей в структуре денежных запасов нефинансового сектора. В связи с этим норма процента находится на умеренном уровне и, как правило, не превышает 1-3% годовых в реальном выражении и 4-7% - в номинальном (33). Конечный рынок эластичен, а технологические предпочтения производителей благоприятны.

Благоприятный тип макроэкономической динамики является в определенном смысле самовоспроизводящимся (впрочем, так же, как и неблагоприятный) за счет действия в макросистеме двух положительных обратных связей. Во-первых, это связь между широким и эластичным конечным рынком и высокой зарплатой (которая и предопределяет соответствующий стандарт потребления и значительную эластичность внутреннего спроса на макроуровне), стимулирующей внедрение достижений НТП: повышение эффективности производства ведет к опережающему росту доходов производителей (34); отсюда увеличение их спроса на труд, дальнейший рост зарплаты и сдвиг технологических предпочтений в сторону высокопроизводительной техники. В свою очередь, постоянно растущий уровень доходов населения ("среднего класса") является основой финансового потенциала развитой банковской системы (35), которая выполняет функции финансирования развития и растущего конечного спроса. И в этом случае не только кредитование производства, но и потребительский кредит финансируют развитие экономики. Еще одна положительная обратная связь возникает между передовыми (обновляющими) и традиционными (обновляемыми) отраслями. Спрос на продукцию первых эластичен, темпы снижения цен (и роста производительности труда) отстают от темпов роста выпуска. Их продукция поступает в традиционные отрасли (для модернизации), спрос на продукцию которых не эластичен. Это ведет к постоянному сбалансированному перераспределению ресурсов от традиционных отраслей в пользу передовых.

Следует отметить, что именно в таких (и только в таких) условиях высокий уровень безработицы в долгосрочном плане является следствием не чрезмерно высокого, а, наоборот, недостаточно быстрого темпа технологической модернизации, роль же экономической политики сводится к достижению традиционных целей макроэкономического регулирования.

Мы подчеркнули, что такая система обладает способностью к самовоспроизводству. Но это не означает, что она действует "автоматически": характер прямых и обратных связей между макрорынками таков, что она обладает значительным потенциалом к сбалансированному развитию. Но если хотя бы один из макрорынков по каким-то причинам утрачивает информационную состоятельность, это может блокировать связи между макрорынками и динамику всей системы. И положительный потенциал, обусловленный высокой информационной состоятельностью других рынков, в лучшем случае не реализуется, в худшем - утрачивается (возможно, начинает деформироваться их институциональная структура).

Неблагоприятный тип макроэкономической динамики

Как мы видели выше, информационная несостоятельность рынка труда приводит к снижению уровня заработной платы. Соответственно ceteris paribus увеличивается доля прибыли. При неблагоприятном типе макроэкономической динамики норма накопления, необходимая для простого и (или) расширенного воспроизводства индустриальной структуры, обеспечивается за счет относительно низкого уровня зарплаты и соответственно относительно высокой нормы прибыли. В этих условиях средняя склонность к сбережению и формированию безналичных активов невысока. С другой стороны, спрос на кредит (вследствие высокой нормы прибыли) значителен. Что касается финансового макрорынка, то здесь складывается ситуация постоянной напряженности, уровень реальных процентных ставок составляет 10-15 и более процентов годовых. Причем дешевизна труда приводит к тому, что характер технологических предпочтений производителей неблагоприятен. Поэтому технологический уровень производства относительно низок и экспортеры работают в основном либо на сырьевых рынках, либо на рынках товаров с невысокой степенью переработки (эластичность спроса на которые невысока). Суммарная эластичность конечного спроса на внутреннем рынке также невелика вследствие того, что массовый стандарт потребления относительно низок.

В экономике складывается следующая совокупность структурообразующих прямых и обратных связей, которые обусловливают воспроизводство неблагоприятного типа макродинамики. Прежде всего, это связь между неэластичным конечным рынком и рынком труда: инвестиции в технику приводят к тому, что увеличение выпуска отстает от роста производительности труда, рабочая сила "выталкивается" на рынок труда; в результате работодатели получают преимущества и широкие возможности для дальнейшего завышения прибыли и осуществления инвестиций. Вторая обратная связь складывается между рынками труда и заемных фондов. "Смещение" распределения добавленной стоимости в сторону прибыли приводит к росту спроса на кредит. Возрастает цена капитала, что усиливает тенденцию к недооценке труда.

Технологический уровень большинства секторов в такой экономике относительно низок (прежде всего потому, что технологические предпочтения неблагоприятны). Но это еще не все. Если удается обеспечить рост производительности труда, очень вероятно, что прирост выпуска будет гораздо меньше, так как рынок неэластичен. Поэтому может иметь место парадоксальная ситуация, когда внедрение новой техники приводит к росту безработицы, а противоположная ситуация - к потере конкурентоспособности. Активная технологическая политика может приводить к негативным результатам, когда общественная отдача от технического прогресса будет отрицательной даже несмотря на возможный рост эффективности на микроуровне. Такая ситуация не раз имела место в прошлом и сегодня наблюдается во многих развивающихся странах.

К такому типу макродинамики относятся многие латиноамериканские экономики. И здесь действительно наблюдаются самые высокие в мире процентные ставки и норма прибыли, может происходить также "преждевременная смена технологии". Как подчеркивал Р. Пребиш, известный аргентинский ученый и государственный деятель, который ввел понятие "периферийный капитализм", в Аргентине внедрение новых технологий часто "ведет к вытеснению товаров низших категорий, которые обычно требуют меньше капитала, но которые зачастую поглощают больше рабочей силы" (выделено нами. - Ю.Я., А.Т.), и, хотя "замещение одних технологий другими является характерной чертой развития" в условиях периферийного капитализма, происходит "преждевременная" их смена (36). В сущности, развитие экономики, относящейся к неблагоприятному типу МД, очень похоже на сценарий, описанный К. Марксом. Для нее действительно закономерна тенденция к "возрастанию органического строения капитала" и "относительному обнищанию рабочего класса". Не случайно Р. Пребиш подчеркивал, что метод Маркса адекватен для периферийного капитализма.

Таким образом, система, относящаяся к неблагоприятному типу МД, перманентно склонна к дестабилизации. Меры традиционной стабилизационной политики (основанной на постулатах "Вашингтонского консенсуса") могут, в лучшем случае, иметь лишь временный эффект (37).

По мере интернационализации экономических отношений способность к воспроизводству благоприятного и неблагоприятного типа МД приобретает международный характер. Дело в том, что экспортеры из стран, экономики которых относятся к благоприятному типу МД, работают преимущественно на рынки высококачественных товаров с высокой долей добавленной стоимости. Спрос на них эластичен. Наоборот, экспортеры из стран, для которых характерен неблагоприятный тип МД, ориентированы на неэластичные рынки. Это приводит к тому, что в долгосрочной перспективе торговый баланс развивающихся стран, при прочих равных условиях, ухудшается (и сокращаются относительные размеры их конечного рынка и совокупного спроса на труд). Следовательно, макродинамические характеристики соответствующих экономик не меняются, а "пропасть" между "центром" и "периферией" увеличивается (38). Сказанное заставляет иначе взглянуть на проблему формирования рыночной экономики.Политика формирования рынка в свете новой теоретической парадигмы

Если под рыночной экономикой понимать такую, в которой преобладают информационно состоятельные рынки и которой присущи благоприятные макродинамические характеристики, то следует признать, что такой подход существенно отличается от традиционного, "школьно-либерального". Дерегулирование экономики и формирование рыночных отношений, в сущности, два совершенно разных понятия с точки зрения как целей, так и методов экономической политики. В свете уже сказанного не должен вызывать сомнения тезис о том, что дерегулирование - это либо мера, направленная на ограничение предпринимательских амбиций государства и бюрократии, либо роскошь, которую может себе позволить государство в том случае, если негосударственные институты могут самостоятельно обеспечить информационную состоятельность рынка. Подобная ситуация встречается довольно редко. Но и в таком случае остается проблема поддержания благоприятного типа макродинамики. В этой связи к основным направлениям рыночной политики следует отнести формирование институтов, обеспечивающих высокую степень информационной состоятельности рынка, и регулирование макродинамических связей, действующих в воспроизводственной системе.

Достижение информационной состоятельности рынка

К основным составляющим институциональной инфраструктуры, обеспечивающим информационную состоятельность экономики, необходимо отнести следующие.

1. Институты объективизации информации о качествах продукции и услуг потребительского и производственного характера. Дело в том, что такая информация далеко не всегда может быть сведена к набору однозначных инвариантных данных. В некоторых случаях, для того чтобы обеспечить достоверность информации о ценности и рыночных ценах благ, достаточно, чтобы функционировал свободный и ликвидный рынок. Однако часто этого мало. Нужны стандарты, технические условия, системы сертификации продукции и качества, рейтинговой оценки и т. д. Иногда формирование подобных институтов предполагает прямое участие государства. В противном случае государство должно оказывать частным специализированным учреждениям содействие в проверке качества товаров и услуг.

Например, процедуры проверки качества по программе ISO 9000 (Международная организация стандартизации) представляют собой разработанные частным образом стандарты, которых фирмы могут добровольно придерживаться. Это является весьма сильным сигналом о высоком качестве технологических процессов, применяемых фирмой, и продукции, производимой ею. К этим институтам относятся также стандарты финансовой отчетности и раскрытия информации, системы различных рейтингов и сертификации качества (39). Отсутствие подобных институтов может привести к разрушению рынка. Например, в 1950-х годах в Индии некоторые производители молока начали разбавлять его водой. Покупатели не имели достаточных возможностей для того, чтобы определить качество этого продукта. Не разбавлявшие молоко производители не выдержали конкуренции и были вынуждены уходить с рынка. Нормальная ситуация была восстановлена лишь после того, как государство приняло меры по обеспечению качества молока путем создания фирменных названий и распространения недорогого ручного приспособления для измерения жирности (40).

2. Защита интеллектуальной и промышленной собственности. Государство должно создавать институциональную и правовую среду, включая защиту торговой марки и фирменных знаков товаров, которая способствовала бы установлению стандартов самими участниками рынка. Производители многих товаров, качество которых невозможно полностью оценить в момент приобретения (от новых марок прохладительных напитков до автомобилей или компьютерных программ), могут использовать фирменные названия для создания репутации высокого качества. Это позволит им взимать дополнительную плату за качество, что создает заинтересованность в реализации именно высококачественных товаров и широкие возможности для динамичного развития.

3. Важнейшим элементом институциональной структуры информационной состоятельности являются система защиты и четкой идентификации правомочий собственности, а также контроль за надлежащим исполнением контрактных обязательств. С точки зрения современной экономической теории права собственности являются одним из важнейших институтов, позволяющих преодолеть информационную неопределенность, возникающую в процессе взаимодействия экономических субъектов. Для обеспечения высокой степени исполнения контрактных обязательств необходима развитая система законодательства и хозяйственных судов.

Деформализация правил в России (41) делает собственность непрозрачной, а исполнение контрактных обязательств подпадает под "неформальный контроль" теневых структур. Возможно, что такой контроль является не менее жестким по сравнению с государственным. Но беда в том, что подобная система непрозрачна, истинные правила игры и каналы влияния известны только посвященным. Издержки "входа и выхода" слишком велики, а реальные возможности государственного регулирования экономических процессов очень ограниченны. С этой точки зрения развитие отношений собственности не сводится к "разгосударствлению", а является гораздо более общей проблемой.

4. Достижение информационной состоятельности предполагает высокую степень конкурентности и метаконкурентности рынка. Первое понятие широко известно в экономической теории. Что касается второго, то его мы определяем как такое состояние рынка, при котором никто полностью не защищен от ликвидации (даже если это монополистический рынок).

Монополист может находиться в сфере метаконкуренции, если он не гарантирован от банкротства. С другой стороны, на конкурентном рынке могут действовать субъекты, не особенно опасающиеся за свое будущее, потому что пользуются государственной поддержкой и знают, что их убытки будут так или иначе списаны. Если их немного, это не страшно, в ином случае никакие санкции за получение ренты от асимметрии информации не будут действенны, а рынок обречен на информационную несостоятельность.

5. Следующая составляющая институциональной инфраструктуры информационно состоятельной экономики - это сеть государственных и негосударственных информационных баз научно-технической и коммерческой информации, а также центров ее генерирования и распространения (42).

Регулирование макроэкономической динамики

Целенаправленное регулирование макродинамических характеристик экономики заключается не в прямом воздействии на конъюнктуру макрорынков (пусть даже в направлении, формально совпадающем с траекторией движения равновесия, соответствующей благоприятному типу макродинамики), а в динамическом регулировании их равновесных уровней и траекторий их изменения путем преимущественно косвенного и комплексного воздействия.

На рынке труда цель макродинамической политики состоит в обеспечении высокого и растущего спроса на рабочую силу и уровня реальной заработной платы. Однако если с позиций традиционного подхода к макроэкономическому регулированию этой цели можно достичь, например, за счет создания дополнительных рабочих мест в государственном секторе, то с точки зрения регулирования МД это практически не имеет смысла. Необходимо обеспечить изменение траектории движения равновесного уровня макрорынка труда от постоянного снижения относительного спроса на рабочую силу к его естественному увеличению. Это может достигаться за счет, во-первых, наращивания экспорта с высокой долей добавленной стоимости, во-вторых, импортозамещения трудоемкой продукции, в-третьих, развития малого бизнеса и разумной защиты внутренних производителей, прежде всего действующих в трудоемких отраслях (особенно в том случае, если иностранные производители являются заведомо более конкурентоспособными, а соответствующие внутренние отрасли создают довольно значительное количество рабочих мест), в-четвертых, обеспечения умеренной капиталоемкости производства. То есть задача заключается не в том, чтобы механически увеличить спрос на труд (например, за счет роста бюджетных расходов), а в том, чтобы генерировать постоянное движение линии спроса на рабочую силу в направлении, обеспечивающем повышение его реальной цены. Это должно обеспечить синергетическое взаимодействие между макрорынками.

В Японии в 1970-х годах была сформирована самая эффективная в мире металлургическая отрасль, обеспечивавшая производство продукции очень высокого качества с весьма низкими издержками. Тем не менее органами государственного регулирования было принято решение об ее исключении из группы приоритетных. В то же время животноводство, крайне неэффективное с точки зрения уровня затрат и себестоимости продукции, было защищено от иностранной конкуренции. Сочетание данных мер государственной политики вряд ли можно понять и обосновать, если опираться на традиционные критерии экономической эффективности. Оно было обусловлено тем, что, с одной стороны, металлургия достигла пределов роста (и утратила способность к созданию дополнительных рабочих мест), с другой - усиление иностранной конкуренции грозило разорением отечественного животноводства, что могло привести к выходу на рынок труда значительной массы рабочей силы и соответственно снижению ее относительной цены.

В условиях неблагоприятного типа макроэкономической динамики, как правило, выход отечественных производителей на высокоэластичные рынки представляется трудной или даже неосуществимой задачей. Однако в принципе это и не обязательно, так как трансформацию макродинамических характеристик можно обеспечить и за счет выхода на рынки с низкой эластичностью спроса, но перспективные с точки зрения наращивания выпуска отечественными производителями. Причем именно такие перспективы должны учитываться в качестве одного из важнейших критериев при определении приоритетов структурной, инвестиционной и внешнеэкономической политики.

Цель воздействия на финансовый рынок с точки зрения регулирования макродинамических характеристик экономики заключается в увеличении предложения сбережений (а в более широком плане - предложения заемных средств) и в обеспечении невысокого уровня реальной процентной ставки. При этом средства достижения данной цели, так же, как и в случае с макродинамическим регулированием других рынков, не совпадают с теми, которые могут применяться при проведении текущей краткосрочной экономической политики, и заключаются не в увеличении денежной эмиссии центрального банка, а в стимулировании сбережений, формировании современной инфраструктуры безналичных форм расчетов и повышении степени их предпочтения физическими и юридическими лицами, а также в развитии финансовой системы в целом, включая коммерческие банки, систему страхования и пенсионного обеспечения. В целом приоритет должен отдаваться рыночным и косвенным инструментам. Вместе с тем денежно-кредитная политика, как составная часть системы макродинамического регулирования, может включать и весьма серьезные административные и внеэкономические рычаги в плане обеспечения структуры кредитных вложений банков, обеспечивающих реализацию отраслевых приоритетов технологической политики (43).

На рынке инвестиционных ресурсов важно обеспечить благоприятную эволюцию технологических предпочтений производителей и концентрацию инвестиционных ресурсов на направлениях, приоритетных с точки зрения макродинамического регулирования конечного рынка. На наш взгляд, эти приоритеты должны обеспечивать придание техническому прогрессу капиталосберегающего характера. Чрезмерно высокая капиталоемкость требует соответствующих инвестиций, которые в условиях относительно низкого уровня дохода основной массы населения и нехватки сбережений домохозяйств могут быть обеспечены за счет значительной доли прибыли в добавленной стоимости (то есть корпоративных сбережений). Это может привести к занижению относительной цены труда и ухудшению макродинамических характеристик экономики.

Во второй половине XX в. ряду государств удалось обеспечить довольно стремительное движение в сторону благоприятного типа макроэкономической динамики. Речь идет о Японии 1960 - 1980-х годов, а также о группе азиатских "Новых индустриальных стран", к которым относятся Гонконг, Сингапур, Южная Корея и ряд других и которые с некоторым лагом (начиная с 1970-х годов) двинулись по этому же пути. В большинстве из них, как и в Японии, политика экспортной ориентации начиналась со ставки на трудоемкие отрасли и лишь затем на капитало - и наукоемкие. Все это обеспечивало благоприятную конъюнктуру рынка труда, стремительный рост заработной платы, очень высокую предельную, а затем и среднюю склонность к сбережению. При низком уровне безработицы и инфляции в некоторых из этих стран рост реального уровня зарплаты даже опережал рост производительности труда (44). Однако это не приводило к дисбалансам. Растущие доходы населения не "давили" на потребительский рынок, а направлялись в финансовую систему (предельная склонность к сбережению составляла до 35-40%), через которую перераспределялись на инвестиции.

Итак, главный вывод теоретико-методологического характера заключается в том, что традиционная равновесная парадигма терпит фиаско. Она не в состоянии описать те процессы, которые имеют место на современном рынке. Но в рамках информационно-поведенческой парадигмы равновесная концепция не отвергается, а развивается. Это можно проиллюстрировать с помощью аналогии. Представьте себе, что две магистрали на карте пересекаются в точке А. Мы можем взять лупу и линейку, найти этот перекресток на местности и после осмотра асфальта спросить: "Где это пересечение, не является ли "точка А" фикцией? ". Информационно-поведенческая теория значительно ближе к действительности. Традиционное "рыночное равновесие", как и геометрия Евклида или "топографическая карта", - это лишь первое приближение к реальности. Сегодня для адекватного понимания того, что происходит в экономике, мало знать закономерности, составляющие суть равновесной парадигмы. Современный рынок находится в постоянном развитии, ему в гораздо более значительной степени, чем 50 или 100 лет назад, свойственна неопределенность. Но если нельзя найти "точку А" на реальном перекрестке, это не значит, что топографическая карта неправильна.

Информация эндогенна и зависит от институциональных характеристик рынка. Поэтому рыночное равновесие не "отменяется", но смещается в ту или иную сторону в зависимости от институциональных характеристик рынка и экономики. Его следует понимать не как "точку", а как тенденцию, аттрактор, который в наиболее концентрированном виде характеризует состояние и динамику рынка. В свою очередь, информация (по крайней мере экономическая) во многом имеет поведенческую природу. Она возникает на основе сигналов, которыми обмениваются экономические субъекты. Это означает не только то, что информация зависит от поведения, но и то, что действие (или бездействие) субъектов определяется его предполагаемым (в соответствии с рациональным или квазирациональным расчетом) информационным содержанием.

Второй теоретический вывод относится к макроэкономической системе. В ней действуют динамические взаимосвязи, не выводимые из свойств отдельных субъектов. Причем структуры этих взаимосвязей устойчивы и могут быть благоприятными и неблагоприятными. Ключевой критерий для отнесения экономики к тому или иному типу динамики заключается в соотношении темпа роста производительности труда и суммарного сбыта конечной продукции отечественными производителями. Если имеет место тенденция превышения первого по сравнению со вторым, то модернизация экономики ведет к дестабилизации. Если она вообще не модернизируется, то тогда будет снижаться конкурентоспособность. Динамика такой экономики парадоксальна и нестабильна. Благоприятный тип макродинамики обладает значительным потенциалом сбалансированного развития, и проблема заключается в том, чтобы обеспечить высокие темпы научно-технического прогресса.

Если экономика характеризуется высокой степенью информационной состоятельности, возможно, что она сама выйдет на благоприятный тип макродинамики. Но этого может и не произойти, особенно если ее технологическая структура является отсталой. В то же время, как было показано выше, простая активизация технологической политики может приводить к ухудшению макродинамических характеристик (даже несмотря на успехи в модернизации отдельных секторов). Поэтому государство должно регулировать макродинамические связи в экономике, проводя соответствующую промышленную, внешнеэкономическую и структурную политику. Главная цель этого регулирования заключается в том, чтобы "спровоцировать" рост эндогенного спроса на труд как в абсолютном выражении, так и по отношению к спросу на капитал.

Вывод прикладного характера таков: политика рыночных реформ должна основываться не на "Вашингтонском консенсусе", а на информационно-поведенческом подходе к рынку. Из нее следует, что регулирование рыночного равновесия осуществляется посредством формирования институциональной структуры и заключается в достижении информационной состоятельности рынка. Кроме того, необходимо осуществлять макродинамическую политику, воздействуя на динамику макрорынков. Это нужно иметь в виду и при выстраивании политики, направленной на защиту внутренних производителей (по крайней мере, развитые страны, являющиеся членами ВТО, де-факто делают это).

1 Часто теорию общего равновесия критиковали за некую "абстрактность". На наш взгляд, подобная критика основывается на элементарном непонимании сущности любой теории, которая по определению не может быть "конкретной".

2 Сапир Ж. К экономической теории неоднородных систем: Опыт исследования децентрализованной экономики. М.: ГУ-ВШЭ, 2001. С. 77-78.

3 Дж. М. Кейнс заметил по этому поводу, что идеи имеют гораздо большее значение, чем принято думать (Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Гелиос, 2002).

4 См., например: Сапир Ж. Экономика информации: новая парадигма и ее границы // Вопросы экономики. 2005. N 10. С. 10.

5 См.: Белянин А. Дэниел Канеман и Вернон Смит: экономический анализ человеческого поведения // Вопросы экономики. 2003. N 1. С. 4-23.

6 Как минимум можно выделить три конкурирующих взгляда на вид этой функции: 1) положительные первая и вторая производные (Дж. Стиглиц); 2) положительная, стремящаяся к пулю производная (классики); 3) производная, которая сначала положительна, затем становится отрицательной (Г. Саймон) (см. подробнее: Сапир Ж. Экономика информации: новая парадигма и ее границы. С. 20). На пат взгляд, информация вообще не может иметь инвариантной функции полезности, так как она (подобно, например, институту) хотя и может иметь экономическую ценность, не является нормальным экономическим благом.

7 С этим связан "парадокс Гроссмана - Стиглица" (Grossman S.J., Stiglitz J. Е. Оn the Impossibility of Informationally Efficient Markets // American Economic Review. 1980. Vol. 70, No 3. P. 393-408).

8 Возможно, такая трактовка не подходит для физической или химической информации, но она вполне отражает специфику информации экономической, которая непосредственно затрагивает интересы субъектов.

9 Заметим, что подобные рассуждения вполне соответствуют духу "экономического империализма" (см., например: Нсстеренко А. О чем не сказал Уильям Баумоль: вклад XX столетня в философию экономической деятельности // Вопросы экономики. 2001. N 7. С. 4 - 17).

10 См.: Stiglitz J. E. Information and the Change in the Paradigm in Economics // Les Prix Nobel: The Nobel Prizes 2001. Stockholm: The Nobel Foundation, 2002, P. 472-540.

11 См., например: Мишкин Ф. Экономическая теория денег, банковского дела и финансовых рынков. М.: Аспект Пресс, 1999. С. 46 - 47.

12 Условие "ex ante" (лат.) означает, что эффект возникает до совершения сделки, "ех post" - после совершения сделки.

13 Akerlof G . A. The Market for "Lemons": Quality Uncertainty and the Market Mechanism // Quarterly Journal of Economics. 1970. Vol. 84, No 3. P. 488-500. В ней речь идет о рынке подержанных автомобилей ("рынке лимонов"; "проглотить лимон" означает "купить негодный товар"). В самом общем виде на подобном рынке происходит следующее. Качество продаваемых автомобилей установить трудно. Поэтому большая часть хороших машин продаются по "заниженным" ценам, плохих - по завышенным. Теоретически это ведет к тому, что хорошие автомобили либо вообще исчезнут с рынка, либо их будет мало (по сравнению с нормальным, "информационно нейтральным" состоянием).

14 См.: Stiglitz J. E., Weiss A. Credit Rationing in Markets With Imperfect Information // American Economic Review. 1981. Vol. 71, No 3. P. 393-410; Efficiency Wage Model of the Labor Market / Akerlof G. A., Yellen J. L. (cds.) Cambridge: Cambridge University Press, 1986 и др.

15 См.: Радаев В. Деформализация правил и уход от налогов в российское хозяйственной действительности // Вопросы экономики. 2001.N 6. С. 60-73.

16 Хотя посылка о его информационной несостоятельности и не фигурирует в явном виде.

17 По той простой причине, что классики информационно-поведенческой парадигмы не оперировали понятием "информационная состоятельность рынка".

18 Это стандарты, нормативы, определяющие требования к конкретным видам продукции, рейтинги, сертификаты качества, например сертификат ISO-9000.

19 Рационирование кредита имеет место и на информационно состоятельном финансовом рынке. Однако в данном случае оно гораздо слабее и является естественным следствием занижения эффективных ставок по сравнению с их рыночным уровнем (см. рис. 1а).

20 В Чамбере, одном из процветающих торговых районов Пакистана, заемщики, не имеющие "кредитных историй" и ликвидных залогов, вынуждены обслуживаться у ростовщиков. Процентные ставки по таким займам составляют в среднем около 80% годовых, примем коммерческие банки выдают ссуды в среднем под 12% годовых. Следует подчеркнуть, что речь идет о кредитовании вполне легальных операций. Самое интересное заключается в том, что если исключить из процентных доходов ростовщиков тс расходы, которые они осуществляют с целью сбора информации о заемщиках, "мониторинга" и "контроля целевого использования" выданных ресурсов, их ставка процента будет приблизительно равна банковской. Это означает, что около 80% своих доходов кредитор вынужден использовать для решения информационных проблем. Такова в данном случае цена информационной несостоятельности рынка (см.: Знания па службе развития: Отчет о мировом развитии. 1998/1999 / Всемирный банк. М.: Изд-ио "Весь мир", 1999. С. 99).

21 Это связано также с неблагоприятными макродинамическими характеристиками экономики, о которых речь пойдет ниже.

22 Ситуация, похожая но смыслу (хотя и обратная по задачам макроэкономической политики), может сложиться в том случае, если государство в условиях информационной несостоятельности экономики постарается обеспечить стабильность валютного курса и инфляционной ситуации за счет чрезмерно жесткой денежной и фискальной политики. В краткосрочной перспективе такая политика действительно может дать эффект. Но в долгосрочной дорогой кредит будет оказывать угнетающее воздействие на экономику, а слишком высокие процентные ставки по финансовым активам станут неподъемными для должников (хотя некоторое время они могут "оплачиваться" за счет новых долгов). В сущности, подобные процессы и привели к финансовым кризисам в России в 1998 г. (ставки по ГКО обеспечивали их долларовую доходность на уровне около 30% годовых, в то время как министерство финансов США по своим долговым обязательствам никогда не выплатит более 5 - 6% годовых) и в Аргентине в 2002 г.

23 Возможна и другая ситуация. Если работодатель ас имеет возможности применить эффективные штрафные санкции к работнику, безработица может принять скрытую форму. К сожалению, такая ситуация типична для белорусской экономики. Официальный уровень безработицы составляет около 2%, а скрытой (по различным оценкам) - от 10 до 20%.

24 Подобная ситуация характерна для многих реальных рынков России и Беларуси, других стран СНГ, а также Латинской Америки. Процентные ставки в номинальном выражении здесь составляют до 10-15 и более процентов годовых, уровень безработицы (включая скрытую) - до 20%, товарные рынки жестко сегментированы и "подслепы".

25 См., например: Spence M. Market Signaling: Information Transfer in Hiring and Related Screening Processes. Cambridge: Harvard University Press, 1974.

26 К таким сигналам относятся, например, гарантии па достаточно долгий срок по товарам длительного пользования, предоставление ликвидного залога по кредитам, диплом о высшем образовании - при найме на работу и т. д.

27 Это, например, рынки консультационных услуг, программных продуктов, других информационных ресурсов.

28 Дело в том, что макроэкономическая система (как и любая другая система макропорядка) обладает свойством неаддитивности, которое заключается в том, что "целое не равно сумме частей". Свойство неаддитивности относится не только к макроэкономической системе, но и к любой другой системе, обладающей макроскопическими характеристиками, и имеет важные последствия для общей методологии се научного анализа и описания. Г. Хакен, основоположник синергетики, в результате исследования различных сложных систем, относящихся к физике, химии, биологии и социологии, приходит к выводу, что все они обладают множеством общих качеств, главное из которых заключается в том, что на макроуровне действуют закономерности более высокого порядка (по сравнению с микроскопическими), которым и подчиняется поведение системы как единого целого (см.: Хакен Г. Синергетика. М.: Мир, 1980).

29 Формирование макроэкономической системы началось в XVIII в., но ее становление завершилось примерно в первой половине XX в.

30 B этом, кстати, и заключается одна из причин несостоятельности системы "плановой экономики", основанной на балансовом планировании. Такая модель управления адекватна именно "хозяйственной системе", но не макроэкономической. С этим связана и новизна методологии Дж. М. Кейнса, который описал макроэкономику, основываясь на макро-, а не микроэкономическом понятийном аппарате. Правда, за это он и получал упреки в том, что кейпсианская макроэкономическая методология лишена микроэкономических оснований.Иногда подобные упреки были небезосновательны, хотя чаще они отражали неподготовленность или низкую культуру теоретического мышления тех, кто их делал.

31 Эта идея является одной из основных в очень интересной книге Л. Туроу (см.: Thurow L. С. The Future of Capitalism N.Y.: William Morrow and Company, 1996).

32 В этом отношении можно говорить о том, что информационно-поведенческая парадигма возрождает дух равновесного подхода, одновременно освобождая его от излишней, иногда бессодержательной математики. Это можно проиллюстрировать на следующем примере. Одним из наиболее элементарных "балансовых тождеств" в макроэкономической теории является равенство инвестиций и сбережений. Строго говоря, оно не может не выполняться. Тем не менее объем намеченных сбережений может не совпадать с размером планируемых инвестиций, так как инвестиции и сбережения осуществляются различными субъектами. Если инвестиции превышают сбережения, в экономике будет иметь место дефляционное давление, в обратном случае - инфляционное. Первое практически проявится скорее всего в росте запасов, замедлении сбыта, второе - в увеличении цен, снижении курса валюты и т. д. Все эти тенденции будут влиять па поведение конкретных экономических субъектом.

33 Средняя склонность к сбережению определяется не только уровнем дохода, но и особенностями его распределения. Так, при высокой степени неравномерности, когда, например, только 30% населения являются "эффективными сберегателями" со склонностью к сбережению 50%, ее средний уровень по экономике составит 15%, если же доля первых - 90%, то даже при невысокой их "внутренней" норме сбережения, составляющей, например, 20%, средняя но экономике равна 18%. Примерно такие же закономерности характерны для размера предложения активов домохозяйств, что в значительной степени определяет уровень монетизации экономики и совокупного потенциала банковской и финансовой системы.

34 Так как рынок эластичен и на каждый процент снижения издержек приходится прирост реализации более чем на 1%.

35 Хотелось бы отмстить, что основа высокого финансового потенциала современной банковской системы - средний класс; крупные капиталисты или "олигархи" - это основа раннеиндустриальных, относительно маломощных банковских систем, а также современных оффшоров.

36 Пребиш Р. Периферийный капитализм: есть ли ему альтернатива? М, : Ин-т Латинской Америки РАН, 1992. С. 67-68.

37 Тот же Р. Пребиш как экономист был воспитан на постулатах либерально-рыночной доктрины. Однако затем, став директором Центрального банка Аргентины, он так описывал свои ощущения: "Напичканный всякими теориями, я не мог понять, что происходит с аргентинской экономикой... Более того, я часто испытывал ощущение, что то, чему меня учили, не только не помогает осмыслению этой действительности, но и мешает изучать ее" (Прсбиш Р. Указ. соч. С. 36.) Это было написано еще в 1970-х годах. А несколько десятилетий спустя Э. Ковало, министр экономики Аргентины с начала 1990-х годов по 2002 г., решил проверить правильность выводов Пребиша. Его стабилизационная политика была очень жесткой и проводилась в полном соответствии с постулатами "рыночного фундаментализма". Результаты этого опыта известны.

38 Впрочем, есть и другие тенденции. Как показывает Л. Туроу, массовая трудовая миграция из стран бывшего СССР и других регионов уже привела к росту безработицы в США и в Западной Европе (см.: Thurow L.С. Op. cit.). Это может привести к изменению макродинамических характеристик экономик этих стран.

39 Многие из них направлены не на контроль качества продукции или услуг, а па управление процессом. Впервые подобные системы были внедрены в Японии (см. подробнее: Ламбен Ж. -Ж. Стратегический маркетинг: Европейская перспектива. СПб.: Наука, 1996).

40 См.: Знания па службе развития: Отчет о мировом развитии. 1998/1999 / Всемирный банк.

41 См.: Радаса В. Указ. соч.

42 Проблема состоит в том, чтобы сформировать банки данных коммерческой информации о заемщиках, клиентах страховых организаций и т. д. Очень важно то, что такого рода банки данных, как правило, предполагают наличие в стране института охраны коммерческой тайны и личной информации. Недавний скандал вокруг утечки данных из банка кредитных историй па руку только тем, кто не заинтересован в создании кредитных бюро.

43 Об этом, в частности, свидетельствует опыт Японии, где вплоть до 1980-х годов применялась так называемая политика "перекредитования", которая заключалась, с одной стороны, в занижении процентных ставок по кредитным ресурсам относительно равновесной рыночной нормы процента за счет дешевых долгосрочных кредитов центрального банка, а с другой - в ограничении кредитной экспансии крупнейших банков внеэкономическими методами. При этом структура распределения кредитных вложений коммерческих банков также регламентировалась посредством применения мер неэкономического воздействия на них в соответствии со стратегическими отраслевыми приоритетами государственной промышленной и технологической политики (см., например: Брагинский С. Д. Кредитно-денежная политика в Японии. М.: Наука, 1989).

44 См.: Андрианов В. Д. "Новые индустриальные страны" в мирном капиталистическом хозяйстве. М.: Международные отношения, 1989.  

 



Информация об оборудовании и материалах, перечень услуг Рекламное агентство
fotland.ru
Инверторы преобразователи напряжения. Гарантия. Доставка
12-220.akb-61.ru
юрадрес
urlitsamos.ru




Здесь вы найдете статьи о таких понятиях как: информационный рынок, сетевое предприятие, сетевая экономика, асимметрия информации, постиндустриальная экономика и общество, электронная коммерция и интернет торговля. Кроме того, рассматриваются проблемы развития интернет и информационной экономики в России, инновационнное развитие России и вопросы внедрения новых технологий.
E-mail администратора: batot@rambler.ru При использовании материалов сайта активная гиперссылка на источник обязательна