Информационная экономика, бизнес, общество
Коллективный блог о влиянии информационных технологий на экономику, бизнес, жизнь общества, а также об Интернет и "новой" экономике

           
Для зарегистрированных пользователей:

Главная Теория информационной экономики Неполнота информации и агентская проблема в государственном управлении





Неполнота информации и агентская проблема в государственном управлении
Теория информационной экономики
21.04.2011 13:59
Разместил(а): Administrator

Ставцева Т.И.

Орловская региональная академия государственной службы,

В настоящее время достаточно активно обсуждаются вопросы расширения государственного вмешательства в экономику, при этом, как правило, рассматриваются преимущества государственного регулирования. Вместе с тем, ошибочно закрывать глаза на проблемы, порождаемые таким вмешательством.

Один из «провалов государства» связан с информационной асимметрией, возникающей в связи с монополизацией информации сотрудниками государственного аппарата, которые используют эти преимущества в собственных интересах.

Неоклассическая экономическая теория исходит из предположения, что все экономические агенты обладают полной информацией, позволяющей им принимать рациональные решения, использовать ресурсы наиболее эффективно, однако в реальном мире присутствует неопределенность и несовершенство доступной информации. Одной из разновидностей неполноты информации является ее асимметрия - доступ одних экономических субъектов к важной информации при отсутствии такового у других заинтересованных лиц.

Асимметрия информации порождает интерналии – не оговоренные при заключении сделки положительные или отрицательные эффекты, распространяющиеся впоследствии на участников. Причиной тому служат значительные трансакционные издержки получения полной и достоверной информации, в результате чего ценовые сигналы искажаются.

Рассмотрим в свете информационной асимметрии проблему «принципал-агент». Агентские отношения устанавливаются, когда принципал (доверитель) делегирует какие-либо права (например, право использования ресурса) некоему агенту, обязанному в соответствии с формальным или неформальным контрактом представлять интересы доверителя в обмен на определенное вознаграждение [1]. Заметим, что в иерархической структуре любой индивид является одновременно и агентом, и принципалом по мере передачи прав сверху вниз по организационной лестнице (за исключением крайних уровней).

Несовпадение функций полезности (интересов) у принципала и агента, обусловленное ограниченностью ресурсов и неполнотой информации, приводит, в условиях отсутствия эффективных ограничений, к принятию последним решений, неоптимальных с точки зрения доверителя. Обладание агентом большей по сравнению с принципалом информацией о деталях порученных ему задач, собственных возможностях и действиях обусловлено меньшими издержками на ее приобретение. Высокие издержки приведения в исполнение контракта и измерения эффективности результатов деятельности агента создают стимулы к уклонению от контрактных обязательств или оппортунистическому поведению. (Следует отметить также, что даже при отсутствии у агента склонности к уклонению от контрактных обязательств принципал несет издержки по координации деятельности агента.)

«Оппортунистическим можно считать такое поведение, которое направлено на достижение собственных целей экономического агента и не ограничено соображениями морали» [2]. С точки зрения контрактного процесса выделяют два типа оппортунизма: предконтрактный (ex ante) и постконтрактный (expost). В качестве предконтрактного оппортунизма рассматривают неблагоприятный отбор (отрицательная селекция). Ситуация отрицательной селекции достаточно ярко проиллюстрирована Дж. Акелрофом на примере рынка подержанных автомобилей, где информационная асимметрия способствует вытеснению качественного товара некачественным [3].  К постконтрактному оппортунистическому поведению относят моральный (субъективный) риск. Субъективный риск возникает в условиях высоких издержек непосредственного измерения поведения и качественных признаков. Невозможность тотального контроля  над поведением агента создает предпосылки для склонности последнего к пренебрежению неизмеряемыми аспектами своих обязанностей (при этом, он может, например, вовремя приходить на работу, имитировать бурную деятельность, готовить хорошие отчеты и т.д.).

Склонность индивидов к соблюдению контракта без внешнего принуждения возникает только в случае, когда издержки нарушения контракта выше издержек его выполнения. А.Н. Нестеренко, с привлечением механизма теории игр, выделяет пять условий такого самоподдерживающегося контракта[4]:

   полнота информации о поведении других игроков;

   продолжительность (желательная непрерывность) игры;

   неизменность состава участников;

   наличие угрозы серьезных санкций за несоблюдение правил;

   наличие у игроков внутренней социально-психологической установки на невозможность нарушения контракта.

Однако в реальной жизни такая ситуация может возникнуть только в условиях малых групп, в то время как для современной действительности более характерным является неперсонифицированный обмен в больших группах. Таким образом, институциональной реакцией на возможность постконтрактного оппортунистического поведения становится специальная структура контракта, способная принудить к его исполнению и снизить издержки агентских отношений. Эта структура может включать:

   доскональное очерчивание рамок допустимого поведение агента;

   частичное совпадение интересов агента и принципала (например, долевое распределение прибыли в бизнесе);

  залоговые гарантии (агент предоставляет принципалу дополнительные гарантии в качестве страхования от своего возможного оппортунистического поведения);

   жесткий надзор принципала за агентом (например, с помощью специальной системы бухгалтерского контроля).

Однако очевидно, что принуждение к соблюдению контракта всегда сопровождается высокими трансакционными издержками, связанными со сбором большого объема информации, поэтому на практике оно редко бывает полным и своевременным.

Проблема «принципал – агент» на уровне государственного управления имеет свою специфику. Для агентских отношений этого уровня характерна значительная протяженность цепочки агентирования. Население страны как принципал в результате выборов делегирует свои полномочия депутатам и президенту, которые, в свою очередь, назначают (утверждают) в качестве своего агента правительство, последнему подчиняются подведомственные чиновники и т.д. Это приводит к неопределенности принципала для конкретного чиновника. В качестве принципала можно рассматривать и непосредственного начальника, и Президента, и отдельные группы граждан, объединенные разными, зачастую противоположными, интересами. Например, отсутствует четкое определение, чьи интересы должен защищать работник министерства – автомобилестроителей или рядовых граждан, предпочитающих более качественные иномарки отечественным автомобилям. Неопределенность такого рода порождает апеллирование к абстрактному «на благо общества», которое в каждом конкретном случае будет трактоваться субъективно.

Развивая проблему неопределенности, можно говорить о множественности принципалов и проблеме мультизадачности. У любого чиновника как агента существует, как правило, несколько принципалов. При этом каждый ставит свои задачи, которые зачастую противоречат друг другу. Даже один и тот же принципал может поставить несколько противоречивых задач.

Теоретически доказано, что решения проблемы определения сравнительной важности порученных государственному агенту задач не существует, поэтому при отсутствии возможности ранжирования каждая новая задача, как ни парадоксально, не ограничивает, а стимулирует оппортунистические наклонности агента. Действительно, торможение в решении любой из поставленных задач агент может объявить необходимостью, компенсирующей активное продвижение в другом направлении. Например, отсутствие успехов в удвоении ВВП можно объяснить активной борьбой с бедностью [5]. В условиях неполноты информации (низкой прозрачности государственного аппарата) существует возможность провалить вообще все задачи и не понести за это ответственности.

Следствием таких специфических агентских отношений становится ситуация конфликта интересов, в которой находится чиновник, даже в условиях предпосылки о его полнейшей порядочности. Интересы честного чиновника заставляют его предпочесть для реализации те задачи, которые наиболее просты в достижении результата, поскольку невозможно ранжировать разноплановые требования различных принципалов в условиях их неопределенности и множественности.

Попытки снизить издержки постконтрактного оппортунистического поведения приводят к росту бюрократизации государственной организации. Высокие издержки контроля со стороны принципала, будь то рядовые граждане или высшее руководство страны, не позволяют оценить, привело ли конкретное действие рядового чиновника к улучшению исполнения функций государства, или нет. Однако легко проверить выполнение им установленной инструкции. Это приводит к увеличению объемов инструкций, которые следует выполнять, даже если они вступают в противоречие с разумно понимаемыми интересами граждан (подобное поведение, по крайней мере, избавляет служащего от риска быть обвиненным в коррупции).

Таким образом, по причине неопределенности, связанной с множественностью принципалов и мультизадачностью, добросовестному государственному служащему трудно сформулировать свои задачи, а его работу невозможно объективно оценить; бюрократические регламенты мешают учитывать при решении вопросов конкретные обстоятельства; недобросовестный чиновник, преследуя свои интересы, может бесконтрольно и произвольно выбирать, на каких «заказчиков» ориентироваться и какие из конфликтующих поручений реализовывать.

_____________________________

1.            Эггертсон Т. Экономическое поведение и институты / Пер. с англ. М.: Дело, 2001. С. 55.

2.            Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория. – М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2002. С. 253.

3.            Акерлоф Дж. Рынок «лимонов»: неопределенность качества и рыночный механизм. THESIS. 1994. Вып. 6. С. 91-104.

4.            Нестеренко А.Н. Экономика и институциональная теория. М.: Эдиториал УРСС, 2002. С. 325.

5.            Следует отметить существование проблемы множественности принципалов и мультизадачности и на уровне современных корпораций. Провозглашаемое, согласно современной теории равного учета интересов всех заинтересованных лиц, стремление учитывать интересы не только акционеров, но и трудового коллектива, жителей окрестных домов, поставщиков, клиентов и т.д., ведет к снижению конкурентоспособности корпораций, неподотчетности и росту оппортунистического проведения менеджмента.

http://www.bali.ostu.ru/ 

 







Здесь вы найдете статьи о таких понятиях как: информационный рынок, сетевое предприятие, сетевая экономика, асимметрия информации, постиндустриальная экономика и общество, электронная коммерция и интернет торговля. Кроме того, рассматриваются проблемы развития интернет и информационной экономики в России, инновационнное развитие России и вопросы внедрения новых технологий.
E-mail администратора: batot@rambler.ru При использовании материалов сайта активная гиперссылка на источник обязательна