Информационная экономика, бизнес, общество
Коллективный блог о влиянии информационных технологий на экономику, бизнес, жизнь общества, а также об Интернет и "новой" экономике

           
Для зарегистрированных пользователей:

Главная Общество, Интернет, ИТ Что такое Интернет-экономика?





Что такое Интернет-экономика?
Общество и Интернет
15.04.2010 14:35
Разместил(а): Administrator

Профессор экономики Йельского университета Роберт Шиллер написал основополагающую книгу о «мыльном пузыре» Интернет-экономики. Сегодня он занят созданием новых законов экономики, в которых психология и эмоции преобладают над аналитическими рассчетами. (А в свободное время он пытается удержать на плаву свою собственную Интернет-компанию.)

По идее, все должно бы быть совсем не так. Всегда считалось, что ученые – люди непрактичные – должны создавать теории. А практики, эти непоколебимые профессионалы – стреляные воробьи, как они сами себя называют, – должны быть суровыми реалистами.

Вот только два года назад все было перевернуто с ног на голову. Любая Интернет-компания, стоило ей появиться на рынке с новой идеей, вызывала ажиотаж среди аналитиков и игроков на бирже. Венчурные капиталисты выбрасывали сотни миллионов долларов на бизнес-планы, больше напоминавшие бредовые фантазии. Средства массовой информации вовсю трубили о небывало высоком курсе акций, уверяя, что это еще не предел. Как метко выразился Алан Гринспен, руководитель Федеральной резервной системы США, это было время «безрассудного воодушевления».

Так вот, в то самое время, когда безумный восторг на бирже достиг головокружительных высот и сделки совершались как в горячечном бреду, профессор экономики Йельского Университета Роберт Шиллер не отходил от своего компьютера «Gateway». Он усердно трудился над своей новой книгой, боясь не успеть. Мысль о том, что она должна быть написана уже к завтрашнему дню, не выходила у него из головы. Шиллер нутром чуял, что финансовые рынки вот-вот рухнут. Наученный горьким опытом, он знал, что все его усилия пропадут даром, работа не будет закончена вовремя (одна из его книг, посвященная управлению рисками, была написана только наполовину, когда в 1987 году произошел обвал на фондовой бирже). Вот почему он не прекращал писать ни днем, ни ночью, пока работа не была, наконец, завершена.

В книге, иронично названной «Безрассудное воодушевление», говорится о том, что небывалый ажиотаж на фондовом рынке конца 90-х был ничем иным, как спекулятивной лихорадкой: возникшим ниоткуда и раздутым из ничего «мыльным пузырем». Конечно, многие называли ажиотаж на бирже спекулятивным. Однако никому не удалось исследовать эту ситуацию так же тщательно, как Шиллеру. Пожалуй, только он сумел рассказать об экономике нормальным человеческим языком: доступно, убедительно, понятно. Благодаря такому подходу и исчерпывающему анализу ситуации выход книги стал настоящим событием. Актуальность превратила ее в бестселлер: буквально в тот же день, когда книга появилась на прилавках магазинов, индекс "STANDARD&POOR'S 500", взлетев до уровня 15 27, стал падать.

Спустя некоторое время, когда наступило похмелье и цены на акции поползли вниз, именно Шиллер (а отнюдь не профессионалы с Уолл Стрит!) оказался тем человеком, к мнению которого прислушивались. Хотя, по его же собственному наблюдению, люди, сталкиваясь с реалиями экономики, редко бывают склонны слушать, учиться и тем более корректировать свое поведение. В основном потому, утверждает Шиллер, что в основе экономических процессов лежат, вопреки общепринятому мнению, не аналитические расчеты, а человеческая психология и человеческие эмоции. И вот уже почти десять лет Роберт Шиллер находится на переднем крае так называемой «бихевиористской экономики» – подлинной экономики современного общества.

Книга «Безрассудное воодушевление» – это, пожалуй, наиболее удачная попытка Шиллера объяснить, что же скрывается за понятием «бихевиористская экономика». По мнению Шиллера, взлет цен на фондовой бирже во второй половине 90-х имел лишь весьма отдаленное отношение к росту доходов и дивидендов. Напротив, решающим фактором здесь оказалась психология людей – своего рода коллективная вера в то, что с появлением Интернета становится возможным практически все и даже финансовый «закон всемирного тяготения» может перестать действовать. (Как отмечает Шиллер, те же силы человеческой психологии могут заставить экономику двигаться вниз по наклонной плоскости, полностью пренебрегая экономическими показателями.)

По словам Шиллера, огромную роль в современной экономике играет «Zeitgeist» – дух времени. Например, можно доходчиво объяснить, почему цены на акции завышены, и все, кто вас слушает, согласятся с вами, принимая ваши аргументы. Но никто при этом не изменит своего поведения на рынке. Управляющий пенсионным фондом не откажется от дополнительных дивидендов с вклада своего клиента. Руководители дарственных фондов не продадут ни одной акции. Эмоции в конечном итоге все равно возьмут верх над здравым смыслом. Если основным мотивом будет оптимизм или жадность, то воодушевление на рынке сохранится. Если же людьми будет руководить пессимизм или страх, то никакой рост доходов или дивидендов не сможет их успокоить. Таков первый урок новой экономики Роберта Шиллера.

Урок номер два: теория эффективных рынков – это полная галиматья. Согласно этой теории, цены на финансовые активы всегда точно отражают ту информацию, которая имеется на рынке в данный момент. «Другими словами, – объясняет Шиллер, – можно считать, что стоимость финансовых активов всегда установлена правильно. Временами может казаться, что цены на акции завышены или, наоборот, занижены, но, согласно теории эффективных рынков, это только видимость».

Теория эффективных рынков для экономистов и ее последователей с Уолл Стрит – это как существование бога для церкви. «Мне же она всегда казалась сомнительной, – говорит Шиллер. – Поэтому я предложил провести статистическое исследование, чтобы сравнить колебания курса акций с последующими изменениями дивидендов. Выяснилось, что эти вещи абсолютно не связаны между собой. Когда я рассказал об этом статистическом противоречии, на меня обрушились бесконечные потоки критики. Экономисты не желают и слышать о том, что теория эффективных рынков неверна».

В правоте Шиллера можно убедиться на примере падения индекса NASDAQ 14 апреля 2000 года. «Мыльный пузырь» лопнул, хотя в тот день на биржу не поступило никакой информации, которая могла бы заставить рынок пошатнуться. Просто оставались всего одни сутки до срока подачи деклараций о доходах. Инвесторы увидели, что из-за высокого курса акций суммы налогов очень велики, и решили продать часть акций, чтобы расплатиться с государством. Это вызвало панику, новость моментально распространилась, дух времени изменился, и очень скоро такие компании, как Yahoo и Sun Microsystems, лишились более половины своей стоимости. Повторюсь, в самих этих компаниях все осталось прежним. Никакой новой информации на рынок не поступило. Изменился лишь контекст, в котором инвесторы рассматривали эти компании. А когда изменился контекст, изменилась и психология людей. А когда изменилась психология... впрочем, остальное вы и сами знаете.

Это подводит нас к третьему уроку Роберта Шиллера: экономисты должны более скрупулезно подходить к объяснению экономических событий и поведения людей. «Нельзя полагаться на одни только статистические данные, – считает Шиллер. – Они загоняют нас в слишком узкие рамки. Выявить факторы, благодаря которым на фондовом рынке сложилась та или иная ситуация – или произошло то или иное историческое событие, – а тем более оценить влияние каждого из них – задача очень сложная. Почему пала Римская империя?

Почему началась Вторая мировая война? Ответы на подобные вопросы неоднозначны. Механизм истории, как мне представляется, таков: любое значительное событие происходит потому, что подбирается множество факторов, заставляющих историю двигаться в данном направлении. Поэтому я не могу согласиться с экономистами, которые предлагают сосредоточиться на основном факторе, поскольку должным образом изучить всю совокупность причин все равно невозможно. Но какой прок от этих усилий? Ведь как ни крути, в основе каждого события лежит не одна причина, а множество.

В книге «Безрассудное воодушевление» Шиллер пытается выявить причины, побудившие рынок к такому беспрецедентному росту. «У меня получился целый список, – говорит он. – Многие остановились на таком объяснении: рынок повел себя нехарактерно.

Но это не так хотя бы потому, что причин такого поведения – множество. Кто-нибудь из экономистов скажет – я хочу знать истинную причину. Но так не бывает – свое влияние в той или иной степени оказали все причины».

Урок четвертый: несмотря на то что «мыльный пузырь» Интернета лопнул, новая экономика жива. Но вот над чем стоит задуматься: очень скоро в ней будет слишком много пожилых людей. Интернет – это символ перемен в новой экономике, считает Шиллер. «Интернет продолжает оставаться в центре всеобщего внимания, а именно внимание публики и движет рынок. Не знаю, как у вас, но, возвращаясь с работы, я всякий раз замечаю, что люди больше не сидят перед телевизором. Они сидят в Интернете».

Но хотя новая экономика и обладает потенциалом роста, говорит Шиллер, увеличение доли пожилых людей в обществе сильно его замедлит. Поколение людей, родившихся сразу после войны, когда произошел всплеск рождаемости – так называемые «бэби-бумеры», – состарившись, станет противовесом экономическому росту. «Это поколение еще долго будет оставаться причиной для пессимизма. Оно стареет, и скоро значительная часть доходов людей следующего поколения будет уходить на дома престарелых и тому подобные вещи. Едва ли это будет способствовать экономическому росту. К тому же есть еще одна вещь, которая будет тормозить рост экономики – а именно увеличение продолжительности жизни благодаря новым открытиям в области медицины. Вот с чем нам придется столкнуться в новой экономике. Все это окажет заметное влияние на наше общество».

Урок номер пять: Интернет и технологии, лежащие в его основе, нужно воспринимать скорее как социальный, нежели экономический инструмент. Например, Интернет едва ли приведет к значительному повышению производительности труда, зато он может резко сократить число уклонений от уплаты налогов. Об этом Шиллер собирается написать в своей следующей книге. Тут он оживляется, так как эта тема ему особенно близка. «В этой книге, – говорит он, – я хочу поразмыслить о том, как с помощью новых технологий можно улучшить жизнь нашего общества. Например, я очень обеспокоен тем, как происходит распределение доходов. И я хочу найти способ сделать нашу роль в обществе более значимой».

Шестой урок Роберта Шиллера посвящен явлению, которое в скором времени может изменить нашу жизнь – развитию робототехники. «Возможно, -говорит Шиллер, – через десять-двадцать лет роботы действительно займут важное место в обществе. Многие операции будут автоматизированы. На мой взгляд, последствия процесса автоматизации должны сильно беспокоить общество, так как она сильно повлияет на распределение доходов. В первую очередь пострадают неквалифицированные рабочие, поскольку их работу будут выполнять роботы». В качестве наглядного примера Шиллер приводит... Что бы вы думали? Робофутбол!

Что такое робофутбол? «По телевизору была передача, – с искренним воодушевлением рассказывает он. – Ежегодно проводится матч среди команд роботов. Вы конструируете робота, способного играть в футбол, и выпускаете его на специальную арену. Только робот не должен быть радиоуправляемым. Роботы должны играть сами, каким-то образом следуя правилам игры. Я видел отрывки матча, и, должен вам сказать, это выглядело впечатляюще. Настоящий футбол – у них действительно получалось».

Шиллеру и самому смешна идея такого футбола -нужны ли роботам занятия спортом? Но затем он переходит к более важному моменту «В передаче процитировали чье-то высказывание о том, что роботы-футболисты сегодня — это то же самое, что компьютерные шахматы двадцать лет назад. Тогда эта игра выглядела комично. Компьютер ничего не стоило обыграть. "Но через пятьдесят лет, – добавил ведущий, – ни одна настоящая футбольная команда не сможет победить команду роботов". Я не знаю, так ли это, – говорит Шиллер, – но у роботов несомненно есть определенные преимущества. И я легко могу поверить в то, что их  татки жизни академической. «Я смотрю на мир глазами предпринимателя, – говорит он. – Мы должны быть готовы к тому, что в любой момент у нас моя появиться конкурент, который станет предоставлять ту же самую информацию бесплатно. Когда-то ур верситеты были не слишком довольны тем, что профессора начали заниматься бизнесом. Но я считаю, что этот опыт чрезвычайно важен для меня, потому что он меняет мой взгляд на мир. Я уже далек того поверхностного академического видения (сегодня я обсуждаю что-то по телефону, а после этого сразу же отправляюсь на каю нибудь семинар, где один из профессоров рассказывает о математической модели экономики бесконечности (если я объясню вам, что это такое, вы вряд мне поверите)».

А что же предлагает Шиллер в своем последи восьмом уроке? «Единственное, в чем я уверен, -говорит он, снова входя в роль профессора экономики – так это в том, что люди склонны преувеличивать скорость прогресса. Я всегда привожу в пример фильм «2001: Космическая одиссея». События в нем разворачиваются как раз в нынешнем году. Год выхода фильма – 1968. Но когда я смотрю его, деиствие для меня все еще происходит в будущем. В "Одиссее" мало что напоминает наше время. Люди путешествуют на Юпитер, а компьютер обладает возможностями, которых нет ни у одного из существующих суперкомпьютеров.

Тогда много говорилось о новых разработках, таких, например, как спутник связи. Они стали реальностью, но не так быстро и не так ощутимо, как предполагали. Поэтому разумно предположить, что роботы, как я уже сказал, когда-нибудь займут важное место в нашей жизни. И, возможно, лет через тридцать они будут обыгрывать нас в футбол. Но, опять же, этого может понадобиться и добрых сто лет». «Кстати, – добавляет Шиллер, – "Космическая одиссея" вышла как раз во время очередного взлета на фондовом рынке».

«В скором времени, – прогнозирует Шиллер, – половина «людей» на улице будут роботами. Они будут выходить по тем или иным поручениям. Время от времени вас будет останавливать робот и спрашивать, как пройти на такую-то улицу. Роботы и так уже играют большую роль в нашем обществе. И все это благодаря компьютерным технологиям».

Седьмой урок Шиллера: мы недооцениваем значение личного опыта. Вы действительно хотите что-то понять? Тогда перестаньте анализировать и испытайте это на собственном опыте. Как говорит Шиллер, ничто не заменит личный опыт. Этот ученый известен как человек, чья книга развенчала мифы об Интернете, но сам он, тем не менее, основал собственную Интернет-компанию. «В 1991 году мы создали компанию Case Shiller Weiss Inc., – рассказывает Шиллер. – В то время Алан Вайс был президентом компании и единственным ее сотрудником. Теперь штат компании вырос до двадцати человек. Мы хотели создать фьючерсный рынок недвижимости. Своей задачей мы видели предоставление индексов цен, которые бы облегчили заключение контрактов. Такова была наша первоначальная идея – к сожалению, она до сих пор еще не получила реализации». То есть в этом смысле компания Шиллера ничем не отличается от других начинающих Интернет-компаний.

 «Но мы все еще надеемся, – говорит Шиллер, – воплотить эту идею в жизнь. Нами были разработаны индексы цен на недвижимость. Затем появилась мысль создать систему автоматического определения стоимости домов, использующую наши индексы. Мы сделали сайт, на котором каждый желающий может ввести адрес дома и за определенную плату узнать его ориентировочную стоимость. Так что у нас те же проблемы, что и у других – конкуренты могут украсть нашу базу данных».

www.mcpg.ru 

 







Здесь вы найдете статьи о таких понятиях как: информационный рынок, сетевое предприятие, сетевая экономика, асимметрия информации, постиндустриальная экономика и общество, электронная коммерция и интернет торговля. Кроме того, рассматриваются проблемы развития интернет и информационной экономики в России, инновационнное развитие России и вопросы внедрения новых технологий.
E-mail администратора: batot@rambler.ru При использовании материалов сайта активная гиперссылка на источник обязательна